Фэнтези-форум. На грани миров.
Доброго времени суток! Окунитесь в мир фантазий! На нашем форуме созданы все условия для благоприятного общения между форумчанами. Вы сможете прочитать фанфики и ориджи, поделится своими. Создать и поучаствовать в ролевых играх. Обсудить новинки: книги, кино, музыка, аниме, манги. Развлечения на любой вкус и цвет ^_^
Войдите или зарегистрируйтесь.

Фэнтези-форум. На грани миров.

Окунись в мир фантазий! Творчество, фанфики и ориджи форумчан. Ролевые, игры, общение, новые знакомства. Развлечения на любой вкус и цвет ^_^
ФорумПорталЧаВоПоискКонкурсРегистрацияВход

Поделиться | 
 

 |"Дитя трех сил"|ТГ|PG-13|deadfic|

Предыдущая тема Следующая тема Перейти вниз 
АвторСообщение
Yell
infected
avatar

Сообщения : 6453
Дата регистрации : 2010-01-15
Откуда : из вечности.

СообщениеТема: |"Дитя трех сил"|ТГ|PG-13|deadfic|   Сб Ноя 13, 2010 12:53 pm

Название произведения:Дитя трех сил
Имя автора:Ангел Люцифера (Tan)
Имя беты:беты нету, пока
Рейтинг: PG -13
Жанр: AU, DeadFic, OC, OOC (возможен, так как не знаю куда заведет меня фантазия)
Пейринг:ТГ/ВВ, ГБ/ЖА, ГБ/свой персонаж, ГБ/ТГ
Размер: макси
Категория: романтика, юмор, мистика
Саммари:Вся история крутится вокруг утратившего магию Глеба и девушки по имени Сара.
Статус: в процессе
e-mail: shadow_of_doll@mail.ru
Дисклаймер: все права на вселенную и большинства персонажей принадлежат великому Дмитрию Емцу
Предупреждения: Возможен разговорный сленг, так же возможны выцарапанные из ниоткуда заклинания и орфаграфические ошибки.
От автора: Тэкс…ну в общем вот она я! Любите и жалуйте, а еще лучше критикуйте. Потому что критику я встречаю милой улыбкой и выдернутой чекой из гранаты ^^. Фик далеко не первый, но первый который я соизволила напечатать. Лень-матушка есть лень-матушка. (п.с я не наглая, я хорошая, просто это у меня такая защитная реакция.) Жду комментариев ^^

От меня, yell: фик выставлен с разрешения автора.

Больше не маг?


Последние полчаса Ванька Валялкин отчаянно боролся с закрывающимися веками, но все же понял, что занятие это неблагодарное и никаких плодов не принесет.
- Может, хватит уже? – жалобно вопросил вконец засыпающий Ванька, когда понял, что никто из однокурсников не собирается расходиться. Таня сочувственно покосилась на именинника и потрепала по вихрастой голове.
- Ты думаешь, они разойдутся? Ты же прекрасно знаешь, что если в одном помещении находятся Ягун и Склепова, то разогнать наших однокурсников уже невозможно… - в эту секунду в их разговор вклинился мимо пролетающий на стуле Ягун (стул летал, да и вообще существовал, исключительно благодаря магии). Стул представлял собой магический эксперимент Супергуния и Риты Шито-Крыто, которая невесть почему решила помочь Гломову создавать стул (просто Гунио проспорил Склеповой и та заставила его создавать летающий стул) в итоге получилось нечто с четырьмя ножками разной величины и с сиденьем, форма которого явно не являлась константой. Но все же, оно летало.
- Хватит киснуть! Маечник, ты вообще должен кататься тут румяным пряником и благодарить нас за честь присутствия на твоем дне рождение! Ой! – это красноречивое «ой» прозвучало из-за того, что Танька, которой уже надоело слушать разглагольствования играющего комментатора, дала тому подзатыльник. Как следствие сего замечательного поступка Гроттер Баб-Ягун сверзнулся с импровизированной табуретки.
- Ягун, хватит. Иначе я подумаю, что тебе пора обратно на темное отделение. Юмор слишком черный. – Ягун миролюбиво поднял руки, поднимаясь с пола.
- Все – все! Сдаюсь! Это меня Жанка Аббатикова сглазила! – ябедническим тоном доложился магспирант Тибидохса.
Таня вздохнула, тем временем Валялкин напряжено смотрел в дальний конец стола. Там сидели некромаги. Свеколт, Аббатикова и Бейбарсов.
Свеколт о чем-то ожесточенно спорила с рядом сидящим Шурасиком, Аббатикова с хладнокровием змеи накладывала мощнейший сглаз на Ягуна. Его не изменная противосглазовая жилетка затрещала. Жанна разочарованно вздохнула и стала общипывать ананас. Только Бейбарсов молча смотрел куда-то сквозь сокурсников.
После истории с Мегаром, Бейбарсов стал замкнутым и чаще молчал. Единственное что осталось у Глеба от некромага так это взгляд, прожигающий кожу. Лопухоиды не могли смотреть ему в глаза, обычные маги отводили взгляд. Некромаги ценой немыслимых усилий удерживали его. Казалось, что после потери дара Бейбарсовский взгляд стал еще сильнее и тяжелее. Никто не мог понять, почему и вообще в чем заключается сила этого взгляда, лишь Ягге загадочно улыбалась и пожимала плечами.
Таня, наконец, заметила повышенный интерес Ваньки к некромагам и вопросительно посмотрела на маечника. Тот пожал плечами и поднялся из-за стола. Взяв Гроттер за локоть, он утащил её за ногу одного из атлантов.
- Таня, что с Глебом?
- А что с ним?
- Многоглазка дает силу «видеть»…и я понимаю, что в нем что-то не так. Я никому не хотел говорить, но я знаю секрет взгляда некромага. Это его личный дар, не тот, что достался от ведьмы, а его изначальный. Полагаю, что этот дар невозможно уничтожить. Сейчас Глеб не знает, но если он разовьет этот дар, то сбудется пророчество…
Таня помотала головой, пытаясь привести мысли в порядок.
- То есть Лягайлошадкин…
- Да…
Только Таня хотела раскрыть рот и начать пытать Валялкина, как из-за стола раздался сдвоенный вопль двух ведущих праздника.
- Валялкин!
- Гроттерша!
Девушка и парень быстро выскочили из-за ноги атлантов и вернулись за стол, а потом в суматохе праздника забыли о своем разговоре.
Что и немудрено. Гробыня, напившаяся в стельку, решила устроить игру в бутылочку на поцелуи. Протестовали почему-то только Лоткова и Таня, так что весь курс расселся вокруг бутылочки, в которую время от времени запускали «выборочное заклинание» дабы никто не сжульничал.
В итоге Лоткова раза три целовала в щечку Склепову (Гуня ревновал!). Тане пришлось поцеловать Семь-Пень-Дыра, а Баб-Ягуну с воплями и криками, но все же, пришлось поцеловать Гломова.
Только некромаги не принимали участие в общем веселии. Просидев еще часа два, они телепортировали к себе на квартиру.
***

Жанна и Лена переглянулись, часы медленно тикали на стене, показывая пять утра. Глеб сидел в кресле, прикрыв глаза. Он прекрасно знал, что Ленка и Жанна ждут, когда пробьет пять и…ему это доставляло какую-то странную, звериную радость. Он, лишившийся дара, заставлял двух самых могущественных в этом мире некроведьм нервничать. И не без повода.
В пять утра и до самого рассвета Бейбарсов становился не просто магом, он становился сильнейшим магом. Он становился Ликом Хаоса.
Теперь-то Аббатикова и Свеколт знали наверняка, в мире существует три силы: Свет, Мрак и Хаос. И Хаос намного страшнее мрака, и намного сильнее света.
Прошло еще пятнадцать минут. Бейбарсов открыл глаза.
- Пора…
Глаза двух некроколдуний вспыхнули черным пламенем. Бейбарсов почувствовал, как его сковывают невидимые магические цепи. Работа Жанны Аббатиковой. Она специализировалась на физических и стихийных явлениях. Поэтому в этой ситуации она отвечала за разрушительные действия физической силы лика Хаоса. Почти в то же время, Глеб почувствовал, как его сознание леденеет и перестает ему повиноваться. Это была магия Лены. Она замораживала ментальную силу Лика Хаоса.
Бейбарсов не шевелился. Лена и Жанна напряженно смотрели на него, держа друг друга за руки.
Еще пять минут тишины и вдруг магическая ткань лопнула. Глеб вырывался из барьеров двух самых могущественных ведьм. Лена зажала ладонь кровь, потоком хлынувшую из носа. Жанне было легче, пока Глеб не разорвет барьер Ленки, он не может управлять телом.
Лена сильнее вцепилась в руку Жанны.
Ничего не происходило. Борьба двух магов происходила на ментальном уровне. Ленка становилась все слабее, но упрямства ей было не занимать. Прошло часа два, как вдруг Свеколт начала судорожно вдыхать воздух. Кое-как шевеля пересохшими губами, она сказала:
- Жанка… Он…стал…сильнее…боюсь…следующую ночь…мы не выдержим….через два часа будет рассвет. Я продержусь еще час. Остальной час держать его будешь ты.
Жанна кивнула…
Каким-то образом они удержали Глеба… Это было лучше, чем то, что было в первую ночь. Глеб почти открыл Жуткие Ворота. Пользуясь только ментальной силой. За то время, пока Жанна с Леной пытались обезвредить его в первую ночь, он потушил миллионы эйдосов, но и вернул столько же эйдосов тем, кто продал их мраку. Мрак и свет метались в панике. И самое ужасное: никто не засек Глеба.
Жанна и Лена, бледные как мертвецы, вытирали кровь. Глеб спал в кресле.
Выйдя из ванной, Жанна подошла к спящему Бейбарсову и коснулась его щеки ладонью. По телу девушки пробежала дрожь, и она резко отдернула руку.
- Лена!
Некроведьма выглянула из ванны и вопросительно посмотрела на подругу.
- Лена… Нам пора к Сарданапалу. Это уже конец. Когда он проснется, он будет Ликом Хаоса!
Лена опешила и стала суматошно искать зудильник. Когда ей надоело носиться из стороны в сторону она крикнула заклинание
- Хап-цап зудильник!
Когда слегка поцарапанный зудильник оказался в руках у Ленки, она стала быстро трясти его, пока не поймала канал академика Черноморова.
- Лена? – академик был удивлен, – что случилось?
- Глеб. Нам нужно в Тибидохс. Глеб – Лик Хаоса!

_________________
My fall will be for you.
My love will be in you.
©️


Последний раз редактировалось: naku; (Пн Янв 03, 2011 3:17 pm), всего редактировалось 1 раз(а)
Вернуться к началу Перейти вниз
Yell
infected
avatar

Сообщения : 6453
Дата регистрации : 2010-01-15
Откуда : из вечности.

СообщениеТема: Re: |"Дитя трех сил"|ТГ|PG-13|deadfic|   Сб Ноя 13, 2010 12:54 pm

Психбольница, или три дня ветра.

Завернувшись в теплый клетчатый плед, Сара сидела на кровати и смотрела в противоположную стену. Стена была двухцветная, нижняя часть была выкрашена в мутно-зеленый цвет и навевала мысли о рвотных рефлексах, верхняя часть была белая, с облупившейся штукатуркой. Прижатой к стенке, напротив замершей Сары, стояла кровать, точно такая же, как и у девушки, железная кровать с пружинками, поверх которых неаккуратно брошен тонкий матрас, мятая плоская подушка и одеяло, которое по толщине напоминало простыню.
Все вышеописанное относилось к палате № 8 в психо-невралгическом диспансере города Москвы. Сара – пятнадцатилетняя москвичка из Копотни попала сюда после смерти родителей. Казалось бы это, конечно, больно, но не настолько, чтобы попадать в психлечебницу. Но это на первый взгляд, если знать, как погибли родители Сары, то сразу станет понятно, что от такого действительно можно сойти с ума.
Родители Сары перебрались в Москву из Казани и умудрились построить не большой, но вполне преуспевающий бизнес, который позволял им жить в достатке. В сущности, счастливая семья. Но всегда найдется какая-то тайна, даже у самых благообразных семей, вот и у семьи Сары был свой скелет в шкафу.
У мамы Сары была младшая сестра, которая вступила в секту. Нам не важна её судьба, но важно, что она заложила в секту жизнь своей племянницы.
Когда служители секты пришли за Сарой, родители в слезах спросили, как они могут её спасти. Они ответили…
Сару посадили на стул и привязали к нему, заклеев рот скотчем. Она должна была смотреть на добровольную и мучительную смерть своих родителей ради неё.
Сара не выдержала и оказалась в психушке, но… она не была сумасшедшей! Просто она стала слышать голоса, которые шептали ей чьи-то имена, которые она хотела повторить, но как только размыкала губы, внутренний голос тут же вопил и она замолкала.
Девушка продолжала смотреть в стену. В голове продолжал звучать голос, шептавший имена
- Натанаиль, Эрэб, Замикус, Вильгелмир, Зидар… - имена никогда не повторялись. Сара снова приоткрыла рот, чтобы повторить имя и снова промолчала. Вдруг она повернула голову в сторону окна и глубокими темными глазами стала пытливо смотреть куда-то вдаль.
За окном шумел ветер, прыгая по крышам, барабанил так, что, казалось, на землю обрушился град. На улице быстро темнело. Москва медлено по капле превращалась в свое ночное воплощение.
Сара легла на кровать, еще минуты три она слышала имена, а потом она заснула….
***
- Сара, Сарочка! Просыпайся – такой до боли знакомый голос мамы. Девушка открывает глаза и зажмуривается от яркого света солнца. Ей хорошо и тепло, она чувствует, что может взлететь.
Сара спускается по лестнице вниз и смотрит, как мама шутливо грозит отцу за пролитый кофе. Девушка смеется, кажется, такая идиллия будет продолжаться вечно.
Когда кажется – креститься надо! Эта поговорка очень ярко описывает следующие происходящие события.
Мамин смех и шутливые извинения отца резко оборвались. Вокруг все резко потемнело.
Сара стояла посреди заброшенного города, который пугал девушку своей серостью и, какой-то странной, звериной, ненавистью ко всему живому. Девушка бросилась вверх по улице, молясь про себя, чтобы там был выход из этого места. Ей чудилось, что город хохочет булькающим и злорадным смехом.
Не разбирая дороги, Сара неслась по городу, пока что-то не заставило её остановиться. Она, пугливо прижимая к себе руки, оглядела старый двор-колодец, такой двор она видела лишь однажды. В далеком детстве, когда родители повезли её в Петербург. Почему-то тогда она влюбилась в этот дворик и сказала себя, что когда вырастет, обязательно будет жить в одном из домов, прилегающих к дворику.
Это простое, но счастливое детское воспоминание, заставило немного успокоиться Сару. Она села на одну из скамеек и подняла голову вверх. Над головой было черное, без единой звезды небо. Девушка не понимала, куда подевался день, ведь совсем недавно, она спускалась утром на кухню.
- Не бойся этого города.
Сара вскочила со скамейки и огляделась по сторонам, но никого рядом не было.
- И меня не бойся. Я не причиню тебе вред. Хотя… вред причинить тебе может принести разве что время и стражи, что тоже сомнительно…
Сара, уже уставшая пугаться и удивляться, опять села на скамейку
- Покажитесь, пожалуйста…. Мне страшно разговаривать с ветром
Голос тихо и мелодично засмеялся.
- Ты проницательна. Да, я и есть ветер. Ветер перемен.
Сара подняла бровь.
- Это как в фильме о Мэри Поппинс, что ли?
Вокруг неё поднялся столб пыли
- Ну почему всегда так! Лопухоиды совсем обнаглели!! Никакой я не добрый и ласковый!!! – интонации голоса больше напоминали громовые раскаты, чем тот, холодный но вежливый тон, которым он говорил с Сарой.
Сара улыбнулась:
- Успокойся. Я тоже не люблю этот фильм. Никогда не любила.
Ветер понемногу затих и продолжил все тем же официальным тоном:
- Ну, так вот. Я ветер перемен. И сейчас ты узнаешь время. Три дня и две ночи в мире лопухоидов будет сильнейший ветер. Деревья будут падать, объявят чрезвычайное положение, но то место, где ты обитаешь, ветер не тронет. На третью ночь ты должна уйти и идти все время на север, пока не поймешь, что пора остановится.
Девушка собиралась что-то ответить, но голос и его обладатель пропал. Сара почему-то безошибочно поняла, что голос уже не ответит ей.
Ей не хотелось покидать уютный двор колодец. Поэтому она легла на скамейку и закрыла глаза…
***

Сара проснулась все в той же палате №8 психо-невралгического диспансера города Москвы. Поднявшись с кровати и подойдя к окну, она прижалась лбом к холодному стеклу. Сон она вспоминала с некоторой опаской, но, даже не смотря на тревогу, она не особо верила в слова загадочного Ветра Перемен.
В комнату вошла медсестра Полина, которая в отличие от остального медперсонала относилась к Саре хорошо и доброжелательно.
- Сара! Ну, чего ты стоишь у окна! Простудишься ведь! – Полина подбежала к Саре и оттянула её от окна – говорят, в Москве вообще ураган беснуется. Деревья выкорчовывает, а у нас тут хоть бы хны! – она посадила Сару на кровать и укутала в плед. – Говорят, скоро чрезвычайное положение объявят!
Сара, затаив дыхание, слушала медсестру и постепенно понимала, что все, что сказал голос - случится. Хочет она того или нет. Она заторможено улыбнулась Полине. Та продолжала что-то болтать, но Сара её уже не слушала. В её голове раздавался шепот
- Зарик, Кофр, Табиша, Стариот, Гоурио, Вельзевуль
Сара не соображала почти нечего и не услышала отчаянный вопль внутреннего голоса
- Вельзевуль… - тихо шепнула она и только потом с ужасом зажала себе рот рукой. Правильно сделала. Умничка, Сара. Потому что Полина, уже собравшаяся уходить, вдруг резко остановилась и повернулась к ней. Из глаз у неё текли кровавые слезы, на губах застыла сумасшедшая улыбка. На руках у бедной медсестры набухли вены, будто собираясь разорваться. Полина захохотала и схватила ножик, который лежал на тумбочке у Сары. Нож, которым Полина только что нарезала Саре хлеб. Не откладывая ничего, Полина вогнала в себя нож и, продолжая хохотать, упала вниз лицом. Кончик лезвия ножа торчал у неё из спины.
Сара закричала, на её крик сбежались врачи, увидев тело Полины, они сначала решили, что это «сумасшедшая Сара» убила её, но милиция развеяла это мнение, сказав, что Полина убила себя сама.
Прошел один день ветра.
Весь день Сара спала, потому что врачи, сжалившись над ней, вкололи ей снотворное. Но в районе двух часов ночи Сара проснулась. Она прижалась спиной к стене и куталась в одеяло. Её охватило чувство тугого, панического ужаса. Такой ужас знаком только тем, кто боится себя, а не чего-то внешнего. Этот ужас похож на пытку, он потихоньку сводит с ума. Сара чувствовала себя героем рассказа Мопассана и теперь понимала, какого ему было. Всю ночь она не спала, вздрагивая от каждого шороха и стараясь заглушить тишиной настойчивый шепот, который продолжал искушать её именами.
Почему так происходит? Почему именно я?! Я обычный ребенок! Почему именно моих родителей убили?! Что я сделала Богу?
Её мысли не менялись и крутились в голове всю ночь. Она протянула руки к тумбочке и взяла баночку со снотворным. Недолго думая, она выпила три таблетки. Спустя пятнадцать минут она, наконец, забылась. Хотя это состояние не было похоже на сон, а скорее на обморок, но Саре это состояние дарило покой.
Время от времени просыпаясь и выпивая снотворное, Сара пережила еще два дня.
Наступила третья ночь ветра.
Встав с постели ровно в полночь, Сара, не одеваясь, лишь натянув сандалии на босу ногу, вылезла в окно, благо палата была на первом этаже. Кое-как определив, где север, Сара упорно шла по линии, никуда не сворачивая. Ей не было холодно, и ветер обходил её стороной…
Она проходила улицы, проспекты, проходные дворы, не запоминая дорогу, а лишь двигаясь к цели.
Её не покидало ощущение, что она снова попала в тот город из сна. Стараясь не смотреть по сторонам, чтобы не запомнить его, чтобы он снова не мерещился ей во снах.
Она шла еще меньше дня, как вдруг в сердце её уколола тоненькая иголка волнения. Сара остановилась.
- Значит, я пришла…

_________________
My fall will be for you.
My love will be in you.
©️
Вернуться к началу Перейти вниз
Yell
infected
avatar

Сообщения : 6453
Дата регистрации : 2010-01-15
Откуда : из вечности.

СообщениеТема: Re: |"Дитя трех сил"|ТГ|PG-13|deadfic|   Сб Ноя 13, 2010 12:56 pm

Жанка, Некромагам любить не положено!
Лена Свеколт стояла на крыше московской пятиэтажки и пыталась вспомнить заклинание пятого измерения, чтобы расширить ступу и положить туда Бейбарсова. Сосредоточиться гению некромагии мешали ураган, вдруг не с того не с сего обрушившийся на Москву, мысли о Бейбарсове и волнение за Жанну и Шурасика.
Так…расширалус пространствус…нет…ааа…как же?! Черт…еще и эта буря…и Шурасик в Магфорде задержался…не нравится мне все это…буря какая-то странная…да и Шурасик стал часто задерживаться…может у него есть другая?! Все же буря магическая…хотя ничего невозможно сказать наверняка! Сволочь Бейбарсов все силы выкачал. Главное чтобы Жанка ничего не намудрила, а то знаю я её. Задумается и потом кому расхлебывать? Правильно! Ленке! А кому же еще? С детства я Жанку прикрываю. И вообще чего я тут нервничаю?! У меня же есть амулет, расширяющий пространство!
Ленка щелчком пальцев телепортировала к себе амулет и прицепила его к ступе.
Пока Свеколт мерзла на крыше, пытаясь приготовить ступу к полету, Жанна Аббатикова чертила руны на правой щеке Глеба. Там где когда-то у него стояла печать Каина. Жанна прикасалась к коже Бейбарсова нежно и чутко, боясь его разбудить. Не потому что он мог её убить, а потому что берегла его сон. Как бы не думал Глеб, что Жанна любила его по-детски, она точно знала, что её чувство была настоящим. Хотя почему было? Оно до сих пор есть. Жанна любила Глеба, но не так, как обычно любит девушка парня. Она любила его нежно и страстно одновременно, хотя при нем делала вид, что он ей лишь человек, связанный с ней воспоминаниями. Даже будучи некромагом, Глеб не мог понять, что она любит его, или просто не пытался. Жанна завершила рисунок руны и убрала в шкаф склянку с кровью вепря, оставив у себя маленький пузырек с ней, на всякий случай. Мало кто знал, что кровь вепря обладает свойством усилять руны. В данном конкретном случае усилять руну сна.
Жанна обняла Глеба за талию и легко подняла с кресла, голова некромага по инерции оказалась у неё на плече. Некроведьма перебросила руку Бейбарсова через шею, чтобы ей было легче его тащить.
Глеб…Глеб…Почему так? Я ведь люблю тебя, а ты не видишь этого. Ты делаешь больно мне. Физически и душевно. Разве так можно? Я уже давно не плачу. С того момента, как наша ведьма сказала, что слезы лишают некромага чувств. Я не отдам тебя Сарданапалу. Нет. Я усыплю Свеколт. Свяжу её цепями, и мы улетим. Далеко отсюда! Туда, где ты не сможешь добраться до Жутких Ворот. Мы заблокируем твой дар. Пока еще не знаю как! Амулетами, артефактами! Да хоть смертью Гроттер! Но я тебя спасу,… Глеб… только не покидай меня…
Жанна сходила с ума. Вот истинная причина, почему некромагам нельзя любить. Они слишком много отдают страсти и желания и любви, что уже не могут без неё. Они как наркоманы, которые не могут без очередной дозы. Дозы человека, которого они любят.
Когда Жанка подошла к выходу на пороге выросла Лена.
- Жанна, не смей так поступать. Ты не сдержишь Глеба… - тихо, но внятно проговорила Свеколт, строго глядя на Аббатикову. Та закусила губу и опустила плечи. Лена успокоилась
Быстро ж она сдалась,… Я думала, сопротивляться будет, а она молчит. Видимо сама понимает, что к чему. Ну и слава богу. Мне так больше нравится. Значит, летим в Тибидохс…
Пока Лена была погружена в свои мысли, Жанна обмакнула палец в крови вепря и уже не дожидаясь, ибо отчаяние подгоняло её, схватила Лену за руку и наскоро начертила на её щеке руну сна. Лена боролась, но действие руны, усиленной кровью вепря было сильнее. Лена облакотилась на стену и по ней сползла на пол.
- Прости, Лена. Так будет лучше. Поверь мне. Мы не должны отдавать Глеба.
Жанна подхватила Лену и телепортировала к ступе. Она усадила и Лену и Глеба в ступу, а сама взялась за помело…
***
Медузия стояла в кабинете Сарданапала, скрестив руки на груди. Ничто не выдавала её волнения, кроме еле-заметного шевеления и тихого шипения её волос. Она ждала, пока академик расскажет ей, что случилось. Несмотря на то, что Медузия сама обладала неплохим даром предвидения, но она почему-то чувствовала, что всех ясновидящих мира, что-то блокирует, что именно было ей непонятно. Тем временем в кабинет вошла Ягге. Она улыбчиво посмотрела на Медузию и села в кресло. После минуты молчания, академик заговорил.
- Медузия, у нас проблемы. Проблемы похлеще Мефодия Буслаева и стражей.
- Что может быть хуже стражей?
- Стражам до нас, элементарных магов, нет дела. Мы сами по себе, и темные и светлые, лишь частички их сил. Но сейчас… Я понимаю, какую совершил ошибку, дав Глебу потерять его магию!
- Что случилось? – голос доцента Горгоновой оставался беспристрастным
- Меди, Глеб родился с даром. Он от рождения был ИМ. А некромагия сдерживала этот дар.
- каким еще «им»?
Ягге сухо засмеялась и поднялась с кресла.
- Наш Глеб Лик Хаоса, Медузия. Пора бы учить матчасть. – Ягге вытянула из воздуха красивую резную трубку и закурила. Дымок от её трубки распостронял приятные благовония. Ягге заговорила на распев
- Слушайте сказочку Бабы-Яги
Если не нравится, ты не кричи
Я расскажу вам историю, тише
Слышите, копья скучают на крыше…
Сарданапал напевал ритм себе в усы, вся школа в этот момент слышала эту сказку. Уроки остановились. Даже первокурсники, которых угомонить мог только Безглазый Ужас, остановились и стали смирно слушать.
Ягге усмехнулась и заговорила
Когда-то давно, когда на земле еще не было Древнира, и только старуха Яга правила над полями и лесами земли русской, когда богатыри еще были живы и бессмертная сила исцеляла Иванушек-дурачков и Василис Прекрасных, когда мифы еще не были сказками, а небылицы были былью, в те времена пришел к владычице полей два парня и девушка. Первый парень, представился Азраилом, второй Альтаиром, а девушку звали Лаура. Говорили они в унисон, но Яга – старуха хитрая, расслышала голоса их. Азраил говорил голосом бархатным и манящим, но в то же время он был самым опасным. Альтаир говорил голосом мягким и светлым, Лаура раскрывала губы, но её голоса даже богиня полей не расслышала.
Яга долго смотрела на них, замечая каждую деталь их внешности…
Азраил убийственно красивый, с длинными темными волосами, которые легко колышутся на ветру. Глаза же наоборот необычайно светлые, временами ледяные, временами горячие. Взгляд этих глаз пронизывает и обволакивает вас дурманящей паутиной то ли чувств, то ли желаний, то ли каких-то темных стремлений. Его тонкие губы вечно искривлены в усмешке. Бледная кожа, с тонкими прожилками вен. Ярко выраженные скулы. Крепкие и жилистые руки, с неожиданно короткими пальцами. Высокий, почти под два метра. Если разобраться, то и не красивый он вовсе, однако Азраил манил к себе, несмотря на то, что вся его сущность излучала какую-то странную и непонятную тревогу. Жуткую в своем недосказании. Голос юноши тихий, но отчетливый, холодный, но клокочущий лавой, хриплый, точно подстать ему. Говорит он лениво, в каждой фразе насмешка. Над собой и над миром...
Альтаир такой же бледный, с такими же тонкими губами, но совершенно другой. Волосы короткие, светлые, поддернутые серебристой дымкой. Темные, как глубины ада, глаза, часто вспыхивающие огнем. Взгляд тяжелый, больно смотреть ему в глаза. Странно, даже сама Яга не могла выдержать этот взгляд. Рост средний, спину держит не прямо, будто бы немного прижимается к земле, как кот, готовящийся к атаке. Глаза прищурены, зато на губах играет искренняя улыбка. Руки сильные, с длинными и нервными пальцами. Речь мягкая, не отталкивающая, а внушающая доверие, но иногда, вспыхивающая какой-то темной ненавистью.
Сколько Яга не смотрит на Лауру, она не может запомнить её внешность. Никаких черт. Безликая.
Три гостя заговорили:
- Здравствуй, владычица полей, я Лаура, это Азраил и Альтаир. Я сама не могу говорить. Поэтому вместе со мной говорят мои братья. Азраил лик Времени, Альтаир лик Хаоса.
Яга закряхтела и закашлялась:
- А ты кто, девица-то? Как ты-то держишь в подчинении две великие силы?
- Я властительница трех сил... Хаоса, Времени и Жизни .
- Значит ты...
Азраил вышел вперед и заговорил отдельно от своего брата
- Баба-Яга, когда придет время, когда пробудится сущность моего брата, ты должна умертвить самое дорогое, что у тебя есть. Не беспокойся, он воскреснет, вместив в себя мою сущность...
- Почему я должна убивать самое дорогое, что у меня есть?
- Потому что иначе нить его судьбы прервется быстрее, чем ты думаешь. Вместилище сущности Альтаира заберет его силу.
Яга недоверчиво посмотрела на них, вперед вышел Азраил
- Вместилища должны пройти испытание. Каждый из этих двоих должен потерять самое важное для них. Для моего вместилища – жизнь, для вместилища Альтаира – магия.
- Если я не убью самое дорогое для меня, то он умрет и никогда не воскреснет, так что ли?
- Именно так... Мы не будем брать с тебя клятвы, это твой выбор.
Троица исчезла.
Ягге замолчала и телепортировала трубку в небытие, Сарданапал перестал напевать. Медузия, слега подняв бровь, смотрела на Ягге.
- И что теперь? Ты убьешь Ягуна?
Ягге сухо кивнула
- Да, убью.
Сарданапал отстранено смотрел в окно
- Меди, это в наших интересах. В интересах всего мира. Душа Альтаира будет побеждена только душой Азраила.
- Но, Сарданапал! Он же еще совсем неопытен!
- Ягун знает. Он согласился.
Медузия замолчала. Её почему-то грызло сомнение, что Ягун потом не выкарабкается...

_________________
My fall will be for you.
My love will be in you.
©️
Вернуться к началу Перейти вниз
Yell
infected
avatar

Сообщения : 6453
Дата регистрации : 2010-01-15
Откуда : из вечности.

СообщениеТема: Re: |"Дитя трех сил"|ТГ|PG-13|deadfic|   Сб Ноя 13, 2010 12:57 pm

Маргарита нашего времени!
Марьяна скучала на уроке литературы. Учительница Птичкина Татьяна Тарасульковна что-то долго и нудно вдалбливала ученикам про «двойственный образ Раскольникова в романе Ф.М. Достоевского». Рядом с ней сидела гиперактивная одноклассница по прозвищу Синичка, странным образом её настоящее имя никто не помнил, а она и не напоминала. Ну, так вот, все началось именно из-за Синички, эта жутко активная особа резко взмахнула рукой и повалила на пол журнал с оценками, училка, которая до этого на журнал и не смотрела, обратила на него внимание. В открытом журнале лежала записка с именем «Марьяна». Мари, увидев это, удивленно вскинула брови. Татьяна Тарасульковна нахмурившись, взяла бумажку и раскрыла её. Прошло минут десять, Марьяна уже места себе не находила, как вдруг, учительница начала говорить:
- Приказ Министерства Образования: ученицу Марьяну Лисицину освободить от занятий, выдав ей аттестат с указанными ниже оценками. Выше указанная студентка будет отправлена на обучение в специальную гимназию.
Послышался грохот – Мари упала со стула.
- Кого?! Меня?! Да, с какой стати?! – опешив, прокричала она с пола.
Птичкина мстительно пожала плечами. Марьяна сразу вспомнила, как она подложила в её учебник по русской словесности траурную ленточку и распечатанный на принтере некролог. Марьяна встала с пола и, подняв бровь, смотрела на учительницу
- И что теперь? Мне прямо сейчас уходить?
Учительница приторно улыбнулась и сладким голосочком пропела:
- В кабинет директора, Лисицина.
Марьяна фыркнула, пытаясь вложить в это фырканье все свое омерзение и негодование, и стала собирать учебники. Весь класс уже шептался, Марьяну не особо любили в классе, считая её выскочкой, но смелости подойти к ней и наехать пока не хватало ни у кого. После парочки разборок, в которых Мари вышла победительницей, к ней не подходили. И вот теперь её одноклассникам представился случай позлословить.
Собрав все вещи, Марьяна с гордо поднятой головой вышла из класса...
Блин, что за фигня? Почему меня, а не «миленькую отличницу» Сорокину отправили в эту специальную гимназию. Аррр!
Лисицына села на один из подоконников и уныло уставилась в окно. За окном бушевал ветер, такая погода стояла уже неделю, но Марьяне это нравилось. Она любила ветер, его беснующуюся стихию. Порою ей хотелось выйти на улицу и дико хохотать, это желание часто пугало её саму, и она отказывалась от выполнения этого сумасшествия. А может все дело в том, что ветер был недостаточно сильный? Но сейчас за окнами бушевал настоящий ураган. В Москве такого еще не видели. Марьяна уже не унылыми, а дикими глазами смотрела в окно
- Нравится? – вкрадчивый голос, оказавшийся совсем рядом с Марьяной заставил её вздрогнуть и обернуться. Рядом с ней стоял парень, кажется, что он вроде учился в 11 классе, но сейчас в его глазах Марьяна узрела знакомое ей безумие, которое только что сквозило и в её глазах. – знаю, что нравится.
Марьяна подняла бровь и уставилась на парня взглядом в стиле «ты-какого-черта-тут-стоишь-помешение-твоего-биологического-тела-мешает-мне-наслаждаться-ментальной-красотой-и-современностью-эмоционального-пространства». Парень рассмеялся и стал изучающее смотреть на Марьяну.
- Марьяна Лисицына, ученица 10 класса, 16 лет. Умная, но учителя не любят. Вывод: троечница.
Мари уже удивленно смотрела на этого в высшей степени странного парня
- Дядя, ты кто такой?
- Какой я тебе дядя? – он удивленно посмотрел на Мари
- Обычный, мне ж надо как-то тебя называть. А у меня справочного бюро в голове как-то не образовалось.
Парень снова засмеялся.
- Юра. Просто Юра.
- Так, теперь следующий вопрос на повестке дня, какого черта ты сюда подошел?
- Успокойся, мне надо тебе кое-что передать. – Юра полез в карман и вытащил из него склянку с прозрачно жидкостью – вот. Держи. Выпьешь ровно 23:11 не минутой позже и не минутой раньше, – он всучил ей в руки бутылочку. Марьяна хотела спросить, а за каким чертом она должна это делать, но её зрение само собой расфокусировалось, а когда она проморгалась, то Юры уже не было.
Марьяна вздохнув и спрятав в карман джинс склянку, подошла к кабинету директора
- Влад Евгеньевич, можно?
Из кабинета донесся хриплый бас
- Заходите.
Мари зашла в кабинет и уставилась на директора, тот, сложив руки на столе, смотрел на ученицу
- Марьяна, ты переводишься в другую школу, по просьбе одного влиятельного человека, да и к тому же моего хорошо знакомого...
- А вы не подумали, что я не соглашусь?!
- Ты согласишься. Ты ведь хочешь узнать, куда пропал Глеб.
Мапьяна в секунду совладала с собой, но все же директор успел заметить у неё на лице всполох надежды и страха. Влад усмехнулся и вопросительно посмотрел на Марьяну.
- Ну, так как? Соглашаешься?
- Да, я согласна!
***
За месяц до всех событий, описанных в предыдущих главах.
Марьяна сидела на подоконнике в заброшенном крыле школы и смотрела в окно, на коленях у неё лежал лист бумаги, в руках она держала карандаш. Вполне естественное положение вещей, она часто рисовала и часто бывала в заброшенном крыле здания, до её слуха донесся звук карандаша, который что-то рисует на бумаге. Марьяна удивлено вскочила с насиженного подоконника и отправилась на поиски источника звука. Зайдя в самые дельние дали заброшенного школьного коридора, Марьяна как-то совсем неожиданно наткнулась на нового учителя рисования.
- Глеб Викторович?
Глеб оторвался от мольберта и посмотрел на Марьяну
- Что ты здесь делаешь, Мари?
Бейбарсов строго взглянул на свою ученицу и поднял бровь. Мари мрачно ответила на взгляд
- А вам не кажется, что эти помещения общие?
Глеб равнодушно пожал плечами и продолжил рисовать. Марьяна обошла вокруг своего учителя и увидела его картину.
Красивая девушка нарисованная в профиль, рыжие волосы и зеленые лучистые глаза, такие красивые, что дух захватывало.
Мари завистливо вздохнула. Как ей казалось, её внешность оставляет плакать и надеться на лучшее. Глеб легко усмехнулся заметив скорбное выражение Марьяны.
- Татьяна не идеальна, но...
- Вы её любите....
Глеб нахмурился и одним движением руки разорвал рисунок. Мари разочарованно ахнула
- ну, зачем? Так красиво было...
- Не лезь не в свое дело. – голос бывшего некромага был каким-то не человеческим что ли, искусственным, Мари недоверчиво посмотрела на учителя.
- Зачем вы так себя? Даже если она вас не любит это не повод сдаваться.
- Ты не знаешь, сколько трудов и усилий я приложил, чтобы обладать ею...
- Значит,мало усилий приложили...
Марьяна сама не знала с какого перепугу решила помочь своему учителю и вообще зачем ввязалась в это, но все же. Проходили дни, а они встречались после уроков в том же коридоре, и Мари упорно вдалбливала в голову Глеба уверенность в себе, потерянную после лишения магии. Прошла неделя, вторая и Марьяна сама не замечала, как влюблялась в него. Но, она не сказала ему, у неё был парень, который любил её и в общем-то все у неё было хорошо, но Бейбарсов, Бейбарсов оставался для неё тем человеком, которого она не то чтобы любит, но для которого всегда есть место в её сердце. Во время третей недели их встреч ей в руки попалась книга «Мастер и Маргарита». Прочитав её за одну ночь, она мысленно стала называть Глеба мастером.
24 декабря. За день до дня рождения Ваньки.
Марьяна ждала Глеба в коридоре, но он опаздывал. Не на много, но все же Мари волновалась, именно сегодня она хотела признаться – сказать, что она его любит...
Через 15 минут пришел Глеб, он кивнул Марьяне и подошел к окну
- Марьяна, я уволняюсь из школы. Не думаю, что мы увидимся. Некро...кхм...я не умею благодарить, но я хочу кое-что тебе дать... Многое произошло благодаря тебе. – Он не смотрел на Марьяну. Казалось, что он разговаривает с окном. Он вытащил папку с листами и достал один из них. – Мастер? – он положил на подоконник этот лист и ушел.
Мари стояла посреди коридора, закрыв глаза, и пыталась унять головокружение, которое началось сразу же после слов Глеба об увольнении. Сердце глухо стучало где-то в горле, грозясь, время от времени, улететь в пятки.
- Глеб...зачем ты так... – она кинулась к подоконнику и увидела свой собственный портрет.
Длинные черные волосы, собранные в неряшливый хвост. Светло-светло серые глаза, подернутые дымкой печали, в руках у девушки на портрете была вязанная шапочка с единственной буквой «М». В левом нижнем крае была подпись, размашистая, явно выполненная тушью.
Мари, взяв себя в руки, села на подоконник, держа перед собой рисунок, на котором была изображена она.
Раз ты мастер, то значит, я стану Маргаритой...
***
Марьяна вышла из кабинета директора и сразу пошла к себе домой. Она улыбалась, ей верилось, что сегодня что-то произойдет. Но даже если это и произойдет неприятностей никак не избежать...
Стоило ей выйти со двора её родной школы, как она тут же напоролась на стайку малолеток в розовых юбочках и розовых кофточках, такие часто сидят на форумах и пишут «приФфетиГг, мине уже 16, а типе скока?». Ну понятно какие они умные, да? Ну вот на такую вот компашку наткнулась, бегущая домой, Мари.
- Ой! Это ж Маришка!
Стало отчетливо слышно, как скрежещут зубы Марьяны, которая ненавидела, когда её называли «Маришкой».
- А чёёё ты такая хмурнааая? Мы ж хотим с табой дружить!
Марьяна пыталась поймать за хвост, улетающее в никуда, спокойствие.
- Ну а теперь она молчииит! Может она тупая?
Компания фифочек стала тыкать в Марьяну наманикюренными пальчиками. Марьяна вскипела.
- Отстаньте от меня, низшие создания. Вас создал бог, чтобы вы покланялись мне. Если я еще раз увижу вас около моей обители вас ждет ад почище Чистилища - все это было сказано с лицом аля «я жажду твоей крови, раб» и загробным голосом. Фифочек сдуло как ветром. Кстати о ветре, как уже было сказано, в Москве все еще бушевал ураган и Марьяна чувствовала себя в своей стихии, она наслаждалась внезапными порывами ветра, которые играли с её волосами, она чувствовала себя очень легкой. Она полностю отдалась ветру и практически не замечала время и все, что окружало её, пока кто-то не поймал её за руку
- Эй! Что вы творите?!
Перед ней стояли двое, их лиц она не могла разглядеть из-за капюшона и небольшой песчаной бури, в центре которой оказалась вся троица. Один из них, чтобы был в белой накидке вышел вперед.
- Я Вассаго. Один из демонов госпожи, второй мой брат Агарест. Мы пришли, чтобы передать тебе послание.
Марьяна затрясла головой и мрачно уставилась на двоих неизвестных.
- Какое еще послание?
Оттолкнув первого, к Марьяне приблизился тот, что был в черной накидке и хриплым голосом сказал:
- После обращения ты должна будешь предстать перед госпожой и её наследницей. Иначе смерть.
Странная парочка, не дожидаясь ответной реакции Марьяны, исчезла.
Мари, нахмурившись и заметно загрузившись всеми странностями, дошла до дома. Кивнув мачехе, она заперлась в комнате и вытащила из кармана джинс склянку с прозрачной жидкостью и мрачно стала разглядывать её.
- Глеб, это все ради тебя.
Она уснула и проснулась ровно 23:10. В панике она чуть не пропустила время, но все же, когда часы щелкнули, оповещая о том, что уже 23:11, Марьяна открыла пузырек и выпила всю жидкостью, на вкус она напоминала чай заваренный из мяты, душицы и листьев крыжовника, но такой чай был бы явного зеленого оттенка, а это жидкость была прозрачной. Вокруг Мари все резко потемнело, она чувствовала, как по её телу расползается что-то инородное, чуждое ей. Оно не было враждебно настроено, она просто ломало её сознание и её тело. Марьяна тяжело повалилась на пол и хрипло задышала. Ей казалось, что она лежит в центре проснувшегося вулкана, но при этом она чувствовала, что её сковывает жуткий холод космического пространства. На крик не хватало воздуха, и тогда она услышала голос.
- Ты хочешь жить? Знаю, хочешь. Если хочешь, то ты не позволишь одной девушке увести Глеба от Тибидохса. Ты встретишься с госпожей и окажешься у Брянских лесов. Там ты увидишь ступу. Убей темноволосую девушку...

_________________
My fall will be for you.
My love will be in you.
©️
Вернуться к началу Перейти вниз
Yell
infected
avatar

Сообщения : 6453
Дата регистрации : 2010-01-15
Откуда : из вечности.

СообщениеТема: Re: |"Дитя трех сил"|ТГ|PG-13|deadfic|   Сб Ноя 13, 2010 12:59 pm

Вдох-выдох...
Таня и Ванька стояли на пляже острова Буяна. Они провели на острове неделю и сейчас должны были улетать. Таня чувствовала себя опустошающе счастливой. О Глебе она так и не вспомнила, для неё сейчас был важен только Ванька. Её милый маечник, который готов был ради неё на все. Любовь погружала Таню в свои глубины, показывая лишь хорошую сторону, видимо, решив, что её любовь выдержала все необходимые испытания. Таня счастливо засмеялась и обняла Валялкина.
- Я тебя люблю!
Ванька тепло улыбнулся и, притянув Гроттер к себе, шепнул:
- Я тоже...
Секунды мягко таяли и распространяли нежно-лиловый аромат, постепенно превращаясь в минуты, которые уже рассыпались миллионами искр и, в конце концов, в медлительные и важные часы. Валялкин нежно касался губ Тани, пытаясь передать ей частичку себя, хотя бы частично донести те чувства, что переполняли его. Каждый поцелуй был словно первый, каждое дыхание словно последнее, каждое слово – главное. Они жили и дышали разным. Он жил ею, она дышала им, но они были единым.
Когда солнце уже почти склонилось за горизонт, оба влюбленных почувствовали, что пора улетать, и не потому что им здесь было плохо, а потому что дома будет лучше. За эти дни на Буяне они много говорили, вспоминали и, наконец, чувствовали друг друга настоящими, не отблеском или тенью настоящих, а ими самими. Эта перемена не повредила их чувствам, лишь усилила. Таня видела Ваньку цельным и целостным, а не осколочным, как до многоглазки. Но обоих, хотя они так и не признались в этом, глодал страх, что это не может продолжаться вечно, что что-то обязательно произойдет, как происходило не раз. Таня с остервенением отгоняли эти мысли, гнала их от себя и, в принципе, преуспела. Но Валялкин, он не мог так просто избавиться от этой ужасной мысли, потому что он догадывался о причине. Но сейчас, именно в данный момент, когда Гроттер и Валялкин стояли на пляже Буяна под закатным солнцем, даже он забыл о своих опасениях.
Таня запрыгнула на контрабас и через секунду почувствовала теплые руки Ваньки у себя на талии. Секунды две Таня честно боролась с собой, ибо сверзнуться с невероятной высоты от чувства собственного счастья слегка не соответствует законам этики, но потом плюнула на это неблагодарное дело и крикнула скоростное заклинание полета. Контрабас стремительной стрелой подлетел к Гардарике, но Таня все же успела крикнуть заклинание и не расшибить себя, а за одно и Ваньку о защиту острова Буяна.
Скорость и ветер на время угомонили счастливую голову Гроттер, но не надолго, через минут пятнадцать Таня снова начала блаженно улыбаться. Возможно, именно из-за этого все и произошло...
Пока Таня не замечала вокруг ничего, кроме собственных чувств, Ванька прикрыл глаза, ему вновь становилось больно дышать. В лесу, когда они с Таней жили в избушке, он мог сбежать в лес под любым предлогом и переждать боль там, и плевать, что потом его часто в бессознательном состоянии находили дриады и лешаки. Плевать на все, Ванька прекрасно понимал, что болезнь скрывать нельзя, что от этого только хуже, но скрывал, потому что был уверен, что это спасет жизнь Тане. Уверенность была твердой и происходила из снов. Валялкин, даже после потери магии, продолжал быть связанным с Таней пуповиной опеки и заботы и чувствовал опасность, грозившую ей, и то, как спасти её от неё. Но сейчас, когда они летели на контрабасе, этот приступ, хоть и легкий, мог все испортить, но Таня ничего не заметила. Валялкин скрыл свою тайну.
Остальной полет Таня чувствовала какую-то гнетущую тревогу, которая-таки остудила безбашенно-счастливую Гроттер. Таня ускорила полет и выкинула из головы все мысли.
***
Нет, опять! Главное не закричать... Тише, закуси губу. Пусть до крови, пускай. Главное не кричи. Не делай ей больно, каждый твой стон отражается на её лице. Не мучай её. Ей хуже, чем тебе. Улыбнись. Улыбнись, кому говорю!
Потрескавшиеся, с запекшейся кровью, губы Валялкина растянулись в улыбке. Таня сжалась в комок. Лучше бы он этого не делал...
Она, Таня, сидела у кровати, которую она наскоро телепортировала из ближайшего городка, на которой сейчас лежал Ванька. Последние два дня были для Тани мукой. Наверное, если бы Чумиха пришла сейчас за телом Тани, она бы отдала его не раздумывая, ибо она ненавидела себя, ненавидела свое бессилие. Ей было больно смотреть на Ваньку, невыносимо отвести от него взгляд. В голове лишь мысли о судьбе и самоубийстве, но чаще всего - прилет из Тибидохса и его последствия...
Как только они прилетели из Тибидохса Ванька первым соскочил с контрабас и легко чмокнув Гроттер в щеку убежал, крикнув что-то про «проверить как там лешаки». Таня отпустила его. Наведя порядок в доме, Таня решила немного выспаться до прихода Ваньки. Разбудил её громкий стук дверь. Спросонья, ничего не соображая, Гроттер открыла дверь, на пороге стоял лешак и дриада. На руках у лешака лежал Ванька, бледный как вампир. Таня оцепенела, и не двигалась. Дриада, не выдержав, запричитала:
- Ну что ты стоишь как убогая?! Помогла бы ему что ли? И ведь в первый раз прийти в сознание сам не может, раньше только две-три капли язвенника требовалось, чтобы он очнулся, а сейчас уже как час не приходит в себя. Вот мы его и притащили! А что нам еще делать?! А ты, девица, лучше б вылечила его! А то как ж нам без него-то?! А?!
Весь этот монолог дриада проговорила быстро как пулемет, но Таня все же смогла стряхнуть с себя оцепенение и, телепортировав кровать, положить туда Валялкина. Она все еще ничего не понимала и обернулась к дриаде и лешаку, но их уже не было. Только сейчас, до Тани дошло, что произошло. Валялкин болен! Нужна Ягге, немедленно! Таня бросилась к зудильнику и нашарила Сарданапала. Тот был очень уставшим и каким-то чрезмерно грустным, но Таня, у которой уже началась полномасштабная паника с подкатами истерики, не особо обращала на это внимание
- Академик! Пришлите сюда Ягге! Ванька болен!
Он строго взглянул на свою бывшую ученицу и попросил показать ему Ваньку. Увидев его, Сарданапал покачал головой и прикрыл глаза
- Таня, Ягге тут не помощник. Она не сможет спасти того, чья жизнь заточена в нить.
Таня нахмурилась, но, сдержав крик, тихо спросила академика
- Что за нить? Почему не поможет? Он ведь просто болен! Да?
- Таня, ты когда-нибудь слышала о властительнице трех сил?
- О той, что вы с Ягге на пару рассказывали всей школе? Нам вы таких подарков не делали. Все легенды мы раскапывали сами.
- Да, о ней.
- Только то, что слышала от вас, но это не моя легенда, я не хочу влипать в очередную тибидохскую историю, я хочу, чтобы Ванька был жив.
- Прости, девочка моя, но ты в неё уже влипла. Ваню уже не спасти, он сам пошел на это, так же как и Ягун, только тебе решать, пойдешь ты сама или тебя заставит судьба. Лаура заточила души проводников в золотые нити, а золотые нити связала в клубок, в котором соприкасаются лишь две нити, и одна из них может освободить другую.
Таня уже окончательно ничего не понимала, она лишь уловила, что Валялкин и Ягун в опасности, но...
- Таня, будь внимательней, иначе Ваня умрет просто так.
- Он не умрет!
- Таня...
- Он не умрет! Слышите?! Он будет жить! Я не хочу, чтобы очередная история с моим участием убила его! Сколько можно?! Дубодам, Пуппер и этот чертов некромаг! С него хватит! Он должен жить! Слышите?!
Таня швырнула зудильник к печке и подошла к Ване, она взяла его за руку и только тут почувствовала, как по лицу текут слезы. Она сердито смахнула их и снова взяла его за руку. Время текло. Ванька очнулся лишь к рассвету, но это пробуждение сопровождалось мучительным криком боли. Ему казалось, что тело разрывает на миллионы частичек, а затем иглой их соединяют воедино, лишь увидев подле себя бледную Таню, которая сжимала его руку, он смог как-то совладать с криком.
- Таня... я
- Ваня, почему ты не говорил раньше? Почему не спросил меня?! Дурак ты этакий!
- Таня, успокойся...у тебя все будет хорошо...
Он вымученно улыбнулся и скривился от боли, Таня сжала его руку.
- Ванька... Ванька... Пожалуйста ...
Ответа не последовало, он опять провалился в темноту.

Таня резко открыла глаза, ей опять мерещилась та сцена. Ваня все еще улыбался ей, пусть мучительной улыбкой, но искренней. Он радовался, что не она на его месте. Откуда в обычном подростке столько любви? Таня не раз задавалась этим вопрос, и не раз находила на него ответ, но каждый её ответ становился ложным, спустя каждый год его чувств. Он все время жил для неё, или не все время... Таня не знала, да и не хотела знать, почему он любит её. Сейчас её это волновало меньше всего.
Валялкин вытащил из под майки маленькую книжку на шнурке. Шнурок был самодельный, явно вынутый из ботинок, а книжка потрепанная. Он кое-как снял с шеи блокнот и протянул Тане.
- Таня... Я не успел столько сказать, столько сделать. Таня, пожалуйста, не плачь! Этот блокнот, что-то вроде дневника, нет... в детстве я называл её по-другому. «Мысли о Тане Гроттер». Таня... Прости меня... Я люблю тебя... и буду любить...
Времени осталось немного. Жаль, я её больше не увижу. Но я не жалею, о своей жизни, я жалею о её слезах. Я не успею ей столько сказать. Таня. Таня. Таня. Я люблю тебя...
Он выдавил еще одну улыбку и смахнул с щек Тани слезы. Потом, его рука безвольно упала на кровать. Глаза остановились. Сердце не билось...
Таня положила голову на еще теплую грудь Ваньки, как ей хотелось, чтобы это все было сном, она не знала, что делать, как дальше жить. Горло сдавливал комок, из глаз катились слезы, которые капали на майку уже мертвого маечника. Все вокруг остановилось...
Лишь спустя час, Таня почувствовала, что тело Ваньки исчезает, растворяется в золотых искрах. Она не стала кричать или пытаться остановить это, она опустела, как пустеет дом, без владельцев, как пустеет устья рек без воды, она смотрела как человек, которого она любила, исчезает в золотистых искрах, будто он не человек, а нечто иное.
Пустота. Он...нет, не он. Тело исчезает. Он уже давно исчез. Он мертв. Пусть исчезает, я не хочу, чтобы он истлел. Пусть я лучше не буду знать где он.
Таня закрыла глаза, когда золотая буря искр поглотила Ваньку и крепче сжала блокнот.
Куда бежать? Куда идти? Она одна на белом свете... Таню поглотило уныние, и чтобы хоть как-то с ним справиться, она открыла блокнот...
«Мысли о Тане Гроттер»
Сегодня появилась новенькая. Видимо светлое отделение, потому что привел сфинкс. Да и удивляется мало. Может из семьи магов? А то она как-то совсем не удивилась, что я заколдовал ботинки Шурасика (и между прочим правильно я сделал! Ботанеть не надо. Пусть учится жить! ) . Смешная. Таня Гроттер. И родинка у неё смешная.

Ненавижу Клоппа! И его эликсир храбрости из жуков-вонючек тоже! Таня опоздала на урок, и он устроил ей разнос. Правда её эликсир получился лучше чем у всех и профессор убежал то ли воевать с циклопами, то ли дубасить титанов. Молодец, Танька!

Таня пролистнула много страниц, ей было слишком больно читать о первых днях в Тибидохсе, о её знакомстве с Ванькой. Её взгляд зацепил странную строчку, которая напомнила ей совершенно другого человека.
Не могу. Не могу о ней не думать. Я ненавижу Гроттер, но не могу не думать о ней. Я должен заманить её на исчезающий этаж! А не следить, как она летает на контрабасе. Моей госпоже нужно её тело, но... (дальше строчки были густо зачеркнуты магическим маркером, но Таня и без того знала, что там написано)
Таня перелестнула почти в конец и посмотрела самую большую запись.
Я смешиваюсь с Глебом, но даже если и так, нет, мне не все равно, я могу причинить боль Тане, или не я, а он. Кто я? Я слаб, я не смогу защитить Таню, может сдаться? Нет. Я не оставлю её. Я буду тянуть её к свету, даже ценой своей жизни. Глеб погубит её, но что если, я и есть Глеб? Неужели, я буду губить Таню? Нет, ни за что. Я должен. Глеб, ты никогда не прочтешь эти строчки, но ты и я погубим Таню...или это сделаю только я, или только ты. Таня, Таня, Таня, почему именно она? Почему именно её я полюбил столько лет назад? Почему ради неё пережил Дубодам? Кто она такая? Страж света, покинувший Эдем? Или второе обличие Чумы-дель-Торт? Я не знаю её мысли, я лишь вижу её глаза. Не важно почему, но я её люблю, а Глеб... я не знаю, я не имею права решать за Таню, но тогда, на башне, она выбрала меня. Значит она моя! Нет...я не хочу становиться эгоистичным некромагом, я Иван Валялкин. И точка. Таня, я отдам за тебя жизнь, Таня, я люблю тебя.
Таня закрыла блокнот, по щекам бежали слезы. Она надеялась, нет, она хотела верить, что частичка её Ваньки осталась в том, чья частичка была в Ваньке, даже после отказа от магии. Глеб...
Я потеряла все, мой свет погиб, у меня остался лишь мой мрак, в котором еще есть часть моего света, моего Ваньки.
Пустая надежда часто ведет нас к поступкам, которые мы бы никогда не совершили, не будь эта надежда единственным, что у нас осталось. Ведь все остальное сгорело в пожарах судьбы. Таня выбежала из дома, в котором жила память о её любви, и, схватив контрабас, взлетела вверх, позволяя ветру сдувать её слезы.
***
Сара огляделась, она стояла в центре очередного проходного двора, но все же, этот двор отличался от тех, что встречались Саре по пути. Стояла тишина, но Саре казалось, что где-то невероятно далеко бьет барабан. Помотав головой, она отогнала все мысли.
И какого черта меня сюда понесло? Я, видимо, взаправду сошла с ума. Нужно вернуться...
- Сайеро, Накариель, Сорк..
В голове сново раздался шепчущий голос, развеяв все мысли Сары о том, чтобы вернуться обратно.
- Отстань от меня, слышишь?! Отстань! Я не хочу убивать людей одним словом! Это не правильно!
За её спиной послышался шорох шагов и звериное фырканье, Сара обернулась. Перед ней стоял смуглый мужчина средних лет с уродливым шрамом через все лицо. Одет он был странно. Белые шаровары и белая накидка с капюшоном, который закрывал от Сары большую часть лица. Рядом с ним стояло непонятное существо с телом человека и головой волка. Сара испуганными глазами смотрела на них. В голове у неё зародилась страшная мысль, что если она произнесет одно из имен, которые шепчет ей голос, то, возможно, с этими произойдет то же самое, что и с Полиной.
- Наследница... Мы нашли наследницу!
Сара от удивления наклонила голову набок
- Какая еще к черту наследница?
То существо с головой волка рыкнуло и заговорило
- Назови имя духа Хаоса, и имя духа Времени или смерть. Никому не положено нас видеть кроме госпожи.
Сара сново испугано уставилась на него
- Но, я не знаю имен духов! Я просто сумасшедшая, сбежавшая из больницы!
- Не ври себе! Голоса в голове!
- Он только один!
- Называй имена!!
Последовал грозный волчий рык и Сара, задрожав, назвала первое имя, которое шепнул ей голос
- Сайеро! Вот! Только...
От страха она ничего не соображала, но все же заметила удовлетворенную ухмылку человека
- А теперь дух Времени! Ну!
Сара заметалась, она поняла, что голос шептал ей лишь имена духов Хаоса, но если так, то как она узнает имена духов времени.
В голове у неё раздался совершенно другой голос, неуловимо похожий на первый, но при этом совершенно другой. Такой же тихий, но более мягкий. Так обычно говорит мудрый и добрый старик со своими внуками, голос тоже шептал имена.
-Тид, Тим, Вакаа, Цайт, Сигэн...
Сара почему-то успокоилась, она почувствовала, что эти двое всего лишь её слуги. Ощущение было странным, но головокружительным. Власть над кем-то, хоть над кем-то приводила Сару в восторг.
- Вы всего лишь мои слуги. Как смеете вы требовать от меня что-либо? Но все же, чтобы развеять ваши сомнения. Цайт!
Волкоглавый заскулил и отошел назад. Вперед вышел человек.
- Да славится, наследница трех сил. Я Вассаго, посланный провидением, чтобы исполнять вашу волю. Хотите ли вы знать, кто вы?
- Да.
Наследница трех сил! Я! Но... Но почему меня гложет чувство вины, будто я что-то забыла. Что я могла забыть? Я всегда была здесь. Я не рождалась. Я появилась или воскресла из неживущих. Но, почему память так ноет? Я ничего не забыла.
- Вы – дитя трех сил. Взрощенное подобно семени мрака в сердце несчастной девочки, она не опасна, ведь она была сломлена судьбой, чтобы вмещать вас.Вы забрали её тело, её душу, её разум. Вы воплощение великой властительницы Лауры, что поработила Хаос и Время. Но, вам нужно пройти Великий Круг, чтобы стать властительницей. И тогда пред вами на колени опустятся и мрак и свет.
- Что за Великий Круг, Вассаго?
- Вы должны будите пройти пешком все леса по пути к острову магов. Вы должны будите пройти пешком по океану до острова магов. Но вас ждут ваши братья.
- У меня есть братья?
- Да, два брата и две проводницы.
- Кто они?
- Ваши братья лики сил. Лик Хаоса и Лик Времени. И две проводницы. Проводница Мрака и проводница Света.
- Где я их найду?
- О, не волнуйтесь, госпожа. Они сами прибудут к вам.
- Хорошо. И да, Вассаго, убей Агареста, пока я не заточила его в нити.
Вассаго, помедлив, кивнул. Волкоглавый, а это и был Агарест, опустил голову... Вассаго вытащил из ножен кинжал
- Прости меня, брат.
- Прощай, брат. Да здравствует, госпожа!
Кинжал легко разрубил шею Агареста и снес его безобразную голову. Дворик залила кровь, которой было сюреалистично много, но Сара равнодушно смотрела на лужи крови.
- Молодец. А теперь ждем.

_________________
My fall will be for you.
My love will be in you.
©️
Вернуться к началу Перейти вниз
Yell
infected
avatar

Сообщения : 6453
Дата регистрации : 2010-01-15
Откуда : из вечности.

СообщениеТема: Re: |"Дитя трех сил"|ТГ|PG-13|deadfic|   Сб Ноя 13, 2010 1:00 pm

Когда-нибудь коснусь я света...
Жанна вела ступу довольно неумело, она давно не летала на ней, больше телепортировала, но сейчас поневоле приходилось. Жанна не любила полеты, она не небесный человек. Даже в детстве, в землянке старухи, она ненавидела ступы, на которых прилетали другие некромаги. Да, к старухе прилетали другие. Почти все были с Брянских лесов. Жанна помотала головой, пытаясь отогнать воспоминания, но её память уже показывала ей события давно минувших дней.
Вот она, Жанна, хрупкая девочка с двумя темными косичками, прижимает к груди руки и жмется к стене, Лена стоит около старухи, видно как она теребит её за рукав, но Жанна ничего не слышала, она уже почти привыкла, что слышит лишь жуткие шорохи в темноте и голос старухи. Глеб стоит в стороне, у лампы, единственным источником света в этой чертовой тюрьме, которая осточертела всем троим, выжившим. Все вроде как обычно, но Жанна слышит стук в дверь, резкий и отрывистый, который пугает её, она еще сильнее вжимается во влажную, пахнущую прахом стенку. Старуха жестко отталкивает от себя Лену и открывает дверь, на пороге стоит мужчина. Практически ничего в нем не видно, ничего, кроме поразительного сходства с Глебом. Лена и Жанна разом обернулись к Глебу, который ошарашено смотрел на мужчину. Мужчина же тем временем прошествовал к старухе и, смотря на ней со снисходительной иронией, заговорил. Это был первый голос, кроме голоса старухи, который Жанна услышала спустя год своего пребывания здесь, на Алтае.
- Медея, ты потеряла уже полностью сущность некромага.
- Уходи отсюда, Аристарх – прокашляла некроведьма – его я тебе не отдам, даже зная о своей смерти, я сильнее молодого и неопытного некромага.
Мужчина, которого, по-видимому, звали Аристархом, изящно поднял бровь:
- Молодого? Мне уже 154 года.
- Для меня молодой. Вспомни, когда я возрождала некромагию молитвами Гекате. Тогда я была юна, но прошли тысячелетия.
- Да, ты стара. Но все равно, в книге судеб все записано
- Книга судеб написана мной и Чумой. Какая же она была молодая и глупая. Зачем я только связалась с ней.
- Медея, отдай мне Глеба. Он мой правнук.
- Нет. Уходи, пока я не забрала у тебя дар посредством боя.
Аристарх немного отшатнулся от старухи, но потом на его лице вновь появилась его фирменная улыбочка.
- Сейчас, только позволь кое-что шепнуть младшей мадам – он кивнул головой в сторону Жанны. Старуха посторонилась и пропустила некромага к Жанне.
Жанна медленно подняла глаза и посмотрела в темные, без блеска, глаза Аристарха.
- Жанна, когда придет время, вези Глеба в Брянские леса.
Сказав это, он вышел наружу и улетел. Старуха ни слова, ни сказала, просто записала еще одно имя в книгу тех, кого она ненавидела.
Жанна распахнула глаза и, крутанув ступу, полетела в сторону Брянских лесов.
Если, если это поможет Глебу. Ведь это точно значит, что время пришло! Все... Глебу помогут. Глеб, ты снова станешь тем, кого я любила, тем, кого я до сих пор люблю, ты вновь станешь некромагом, снова будешь встречать все мои чувства фирменной ухмылкой. Пожалуйста, мне не нужны ответные чувства, Глеб не способен на них, я хочу, чтобы все обратно стало, как было. Глеб опять будет рисовать, и встречать все наши с Ленкой реплики фирменно поднятой бровью. Глеб. Почему ты занимаешь все мои мысли? Почему я не могу оставить тебя? Ты причинил мне боль...Я не должна тебя любить, но сейчас...сейчас я готова отдать жизнь за тебя... любимый...любимый.
Жанна летела к лесам Брянщины, впервые в жизни надеясь, но не впервые в жизни напрасно...
***
Марьяна открыла глаза и первым, что она увидела, были чьи-то кроссовки. Она начала тупо созерцать их. Они были черные, потрепанные, явно затасканные до полной потери внешнего вида, мужские, эдак размера 40-41. Наконец, Марьяна, осознав, что кроссовки как-то не сосуществуют её эстетическому вкусу, подняла глаза и увидела джинсы, такого же потрепанного и затасканного вида. Дальнейшее поднятие взгляда, привело к разглядыванию черной ветровки и черной же майки. После детального анализа одежды и строения тела рассматриваемого объекта, Марьяна таки соизволила разглядеть лицо. Лицо было смутно знакомое, мальчишеское. С задорными зелеными глазами, тонкими губами и классическим носом. Бледное, как после ужина с вампиром, но живое. Марьяна болезненно вспомнила школьника, который отдал ей склянку с жидкостью.
- Ты еще долго будешь заниматься изучением моей внешности?
Марьяна поднялась на локтях, дышать получалось через раз, так что она решила говорить шепотом – воздух не расходовать.
- Как там тебя... Юра? Кароче ты, харе стоять в моей квартире и вообще выметайся!
Юра усмехнулся и поправил торчком стоящией черные волосы. Он выглядел сумасшедшим, да-да, он выглядел абсолютно-психически нездоровым, не потому что кидался на людей, а потому что было слишком много понимания в зеленых, как темный лес, глазах.
- Ты так уверена, что ты у себя дома?
Марьяна хотела уже начать возмущаться, думая, что он издевается, но вдруг почувствовала под собой листья. С громким визгом Марьяна вскочила с земли и повисла на шее Юры. Тот продолжал стоять с невозмутимой улыбочкой.
- Не знал, что ты живешь в тайге. – Марьяна медленно слезла с Юры и стала разглядывать деревья. Мозги решили подать в отставку, а без них крыша устроила бунт и отказалась стоять на месте. Короче, Мари была в полной прострации.
- А почему я в тайге?
Единственный более-менее осмысленный вопрос, созревший в голове Марьяны, тут же был озвучен её болтливым языком. Юра придирчиво оглядела Марьяну и её ошалелые глаза.
- А оно тебе надо?
Марьяна усиленно закивала, Юра вздохнул и поправил свои волосы.
- Ну, хорошо, слушай. Ты находишься в тайге, точнее в её южной части. Ты не чувствуешь холода, ты не взрослеешь, ты можешь убивать людей взглядом, ты боишься воды.
- Кто я?
Прогресс! Мои мозги начали шевелиться! А я-то уж думала, что все. Кабздец пришел моим многострадальным мозгам. Что значит, я боюсь воды? Я что теперь в душ ходить не смогу? Убиваю взглядом? И откуда спрашивается? Нет, определенно, этот пацан псих. Стоп! Тогда каким макаром я оказалась в тайге? Тихо, Мари, тихо. Давай-ка послушаем его.
Юра задумчиво провел языком по нижней губе.
- Ну. Даже не знаю...ммм... ты призванная. Это единственное, что я могу сказать тебе на данный момент. Ну, могу еще историческую справку добавить. Хочешь? Вижу, что хочешь. Маргарита, ну из булгаковского «МиМ», тоже была призванной. Так же, как у темных магов, светлых магов, стражей мрака, стражей света, вампиров, оборотней и прочих народов есть свои идолы, у призванных Маргарита вроде богини, которой все поклоняются. Существует легенда о двух призванных по воле самой Маргариты, которые будут проводницами великой властительницы. Проводница Тьмы и Проводница Света.
Мари тупо слушала его речи и пыталась именно «слушать», а не «внимать» с открытым ртом. Получалось не особо хорошо, но она старалась.
- Тпру! Приехали! Ты хочешь сказать, что я проводница?
Юра еще раз придирчиво оглядел Мари и пожал плечами.
- Я тебе не Оракул из Дельфи. Ты призванная, это видно сразу. А насчет проводницы. Скажем так, я не знаю, – он развел руки в стороны – но это можно легко проверить. Проводницы, когда приходит их время, начинают слышать голос Маргариты у себя в голове.
Марьяну как током шибануло, она отшатнулась и схватилась за дерево, чтобы позорно не упасть в обморок. Она вспомнила голос и то, что он сказал. Юра заметил совершенно потерянное выражение лица Мари и подошел к ней. Очень близко. Он был очень высоким, намного выше Марьяны, её нос упирался ему в основание шеи. Мари медленно подняла голову, даже не пытаясь сопротивляться желанию посмотреть ему в глаза. Зеленое болото его глаз быстро подавило её волю и сознание. Он гипнотизировал её, с насмешливой улыбкой смотря, как тает воля девушки. Но... но потом он закрыл глаза и резко отошел от неё. Все жестокое очарование ситуации пошло коту под хвост, Мари проморгалась.
- Я слышала...
- Я уже все знаю. Ты и вправду проводница Тьмы.
- Ты что мысли читаешь?!
- Нет, я читаю душу.
Сказано это было таким спокойным тоном, что удав бы со слоном обзавидовались и пошли топиться. Но ни слона, ни удава поблизости не было, так что обошлось без жертв. Марьяна поежилась. Она попала в такой непривычный и странный для неё мир. Она, обычный подросток с тягой к влипанию в истории, теперь какая-то могучая бяка. К тому же близость этого странного вьюношы нервировала Марьяну.
- Так. Хорошо. А ты-то тут зачем? Ты вообще кто?!
Юра усмехнулся и хрустнул шеей.
- Неважно, кто я. Важно то, что у меня было задание. Убийство двух призванных. Одного я убил, вмешавшись в ткань времени, а второго я должен был убить в Москве, любого призванного в районе Москвы-реки. Так, что мне, по идее, надо убить тебя.
Марьяна непонимающе посмотрела на него, но спустя полсекунды до её воспаленного избытком информации мозга дошло, что это правда. Что он спокойно убьет её. Сердце ухнуло вниз, в глазах заплескался страх, в душу закралась паника. Она спиной прижалась к дереву и не спускала глаз с парня, который даже не сдвинулся с места.
- Дослушай, прежде чем пугаться. Я пока не буду убивать тебя. В мои планы не входит убийство Проводницы Тьмы. Это зелье, которое ты выпила, было смертельным для любого призванного, кроме высших и двух избранниц. Сначала, я подумал, что ты одна из высших. Тех, кто впитал в себя призывы миллионов, но сейчас, когда ты так неосторожно позволила мне проникнуть тебе в душу, я вижу, что ты Проводница.
Марьяна все еще спиной прижималась к дереву, не доверяя словам Юры, но тот даже и не думал приближаться, а если надумает то, что Мари сможет с ним сделать? Правильно, ничего. Пусть, по его рассказам, она супер-пупер всемогущая, но сейчас она чувствовала себя выпитой до капли, обычной девчонкой, которую зачем-то сунули в тайгу. Юра поджал губы. Он так часто видел эту реакцию на свои слова, должен был уже привыкнуть, должен был уже перестать жалеть, но все равно... Все равно всякий раз ему было почти физически больно. Да, в жизни Юрия Драгомира совершенно ничего не меняется. Ему 17 лет, он живет один. Мать погибла, убитая чудищем, посланным его дядей. Так, стоп. Давайте разберемся, кто же такой Юрий Драгомир? Юрий Драгомир, несмотря на румынскую фамилию, он не был румыном, даже русским он не был. Форма лица, цвет волос, цвет глаз, цвет кожи говорили, что он европеец, причем закоренело северный. Но лишь внешне. Кто же была его мать? Его мать красивая болгарка с длинными черными волосами и бледным цветом кожи, аристократка. Арлекина Драгомир. Да, любовь всех тех, кто видел её, но она отдала свое сердце и свою любовь богу. Богу подземного царства, Аиду. И у них родился сын – Юрий. С ранних лет, отец забрал его к себе в Тартар. Он воспитывался как один из прислужников Аида и только в день своего пятнадцатилетия он узнал, что он единственный сын Аида и его участь убивать тех, кого призвали из его царства безответственные смертные. Он – охотник. Один из лучших. Но он не его отец... Юрий тряхнул волосами и посмотрел на Марьяну.
- Я научу тебя... – он по-змеиному улыбнулся – как защитить себя от таких как я.
Марьяна глубоко вздохнула, она поняла, что ей не удастся выжить без помощи этого потенциального убийцы. Она отлепилась от дерева и медленно кивнула, он холодно повторил её движение.
- Тогда нам нужно будет создать связь. – он ловко, по-кошачьи, скользнул к неё и обхватил её лицо свои ладонями, ладони у него были сухие, горячие. Он насильно заставил Мари смотреть ему в глаза. Серые, как зимнее небо, глаза Марьяны встретились с зелеными, как нефрит, глаза Юры. Он напряженно вглядывался в её глаза и вот, секунда и между их глазами появилась нить, белая, золотистая, соединяла их зрачки. Во рту у Мари пересохло, голова кружилась, появилось иррациональное желание утонуть в этих зеленых глазах. – а теперь... теперь нам пора в Брянские леса...
Это словосочетание словно током ударило её, она знала, что ей предстоит убить девушку, возможно, хорошую. Но, придется.
Юра прижал Марьяну одной рукой к себе, второй рукой легко и изящно вычертил символы на древнегреческом «перенос». Когда последний штрих был прорисован, Юра тихо шепнул:
- Брянские леса. Дом Аристарха Бейбарсова...
***
Брянские леса внизу приближались медленно, но верно. Жанна летела быстро, она уже приноровилась к Ленкиной ступе и теперь была занята лишь скоростью. Быстрее, быстрее. Ветер и мысли о Глебе подгоняли её, волосы цвета темной меди растрепались, в глазах плескались паника, боль и отчаяние. Но в них золотым всполохом мелькала надежда, пуская, безумная, но надежда. Она поддерживала Жанну намного сильнее, чем некромагия, которой она владела сама.
Мгновение и ступка с мягким толчком приземлилась на землю Брянских лесов. Лена с Глебом все продолжали спокойной лежать на дне ступы. Они спали, руна была слишком сильная, даже для Лены, даже для Глеба. Но все же Жанна немного оробела. Она никогда не была самой сильной из троицы. Да, она ничем не уступала, но она не обладала какой-то их яркостью. Она всегда была в их тени. Но сейчас они лежали на дне ступы, беззащитные как дети, и Жанна чувствовала ответственность за них. Она закрыла глаза, концентрируясь на стихийной магии, рядом с ней вырос столб земли, ветер обточил его до полной копии Жанны, вода быстро наполнила жилы каменного человека, и в последний момент огонь озарил фигуру изнутри. Жанна подошла к своему двойнику и вложила ей в грудь кулон с четырьмя стихиями. Копия Жанны стояла безмолвно. Жанна сощурилась.
- Ты будешь сторожить ступу, защищать Лену. Ценой собственной жизни. Ясно?
Клон безмолвно кивнул и шагнул в ступу. Сама Жанна аккуратно вытащила Глеба из ступы и осторожно стала вести к видневшемуся вдалеке дому.
Глеб...совсем чуть-чуть...тебе помогут. Глеб. Все будет хорошо! Только верь мне.
Жанна не чувствовала вес тела Глеба, не чувствовала усталости от дороги, не даром она была некромагом. Спустя пять минут Жанна подошла к здоровому двухэтажному дому. Ворота были раскрыты на распашку, дверь выбита. Жанна нахмурилась, она чувствовала, что магия, защищавшая раньше ворота и сам дом была сильна, катастрофически сильна, но сейчас она была разрушена. Инстинкты некромага, отточенные за годы обучения у ведьмы, заставили её сорваться с места и бежать к ступе, но... Какая-то неведомая сила оттолкнула её и Глеба в сторону дома, когда она отбежала на пять метров.
- Черт возьми! – Жанна сразу же вскочила на ноги и встала в оборонительную позицию некромага. – Покажись!
Послышался смешок, и из дома вышел парень. Высокий с черными волосами, которые нарочито стояли торчокм, за ним вышла девушка, тоже с черными волосами, но какая-то напуганная. Жанна нахмурилась.
- Кто вы?!
Парень пожал плечами.
- Я Юра. Она Марьяна. Ты Жанна. С этим разобрались. Думаю, следующим твоим вопросом будет, что мы тут делаем и куда мы дели Аристарха Бейбарсова. Ну, отвечаем по порядку. Я Охотник, она ведьма. Аристарх Бейбарсов перенаправлен в мою резиденцию. – Пока Юра разглаголствовал, Марьяна стряхнула с себя маску испуганной девочки и начала спокойно идти в сторону Жанны. Жанна прижалась к барьеру, который не выпускал её из ловушки.
- Отойди от меня! Ты просто ведьма, а я некромаг.
Марьяна усмехнулась, но промолчала. Но от этой усмешки Жанне стало страшно. Ей, котороя, начиная с четырнадцати лет, ничего не боялась, теперь было страшно взглянуть в глаза какой-то девчонки. Она напрягла пальцы, одно из деревьев выстрелило пламенем в Марьяну, та остановила его рукой, заставив съежиться, испугаться и отступить. Жанна начала понимать, что Мари не просто ведьма, она нечто иное, но ей не суждено было узнать, кто она.
Мари подошла вплотную к Жанне и посмотрела ей в глаза. Взгляд серых глаз парализовывал тело, а сознание в страхе металось, казалось, что от страха, Жанна сходила с ума, погибала.
ААААААААААА! Пожалуйста, перестань! Прекрати! Жанна, это все...Жанна, успокойся! АААААААААААА!
Мари усмехнулась и продолжала убивать Жанну таким замысловатым способом. Физически, у Жанны не будет никаких повреждений, но она умрет. Мари сощурилась, усиливая эффект от своих глаз.
Умри.
Жанна сделала последний судорожный вдох, в глазах застыл страх, но лицо было спокойным. Перед самой смертью своей первой жертвы, Мари обуял ужас и она отступила на шаг.
Неужели это сделала я?! Не... не... не может быть! Я не могла...
Тело Жанны упало на траву, Мари же в полном непонимании смотрела на неё.
- Это не я!
Юра подошел к ней и положил руку ей на плечо.
- Успокойся, с первой жертвой всегда так.
Мари вцепилась ему в руку и жалобно посмотрела на него.
- Пожалуйста, давай уйдем.
Он посмотрела на ней и, помедлив, кивнул.

_________________
My fall will be for you.
My love will be in you.
©️
Вернуться к началу Перейти вниз
Yell
infected
avatar

Сообщения : 6453
Дата регистрации : 2010-01-15
Откуда : из вечности.

СообщениеТема: Re: |"Дитя трех сил"|ТГ|PG-13|deadfic|   Сб Ноя 13, 2010 1:01 pm

Загадки
Ягун открыл левый глаз. Ягун открыл правый глаз и с сожалением понял, что магспирантуру никто не отменял. Тяжко вздохнув, он поднялся с кровати и оглядел кладбище пылесосов и прочей летательной техники, гордо именуемое его комнатой, в поисках своей одежды. На глаза попались часы. Лучше б не попадались. Через секунду Ягун напялил на себя первое, что вывалилось из шкафа, и бодрым мячиком вылетел из комнаты. Бодрым, правда, только в своих мечтах, но это мы опустим. Великий играющий комментатор конкретно опаздывал на урок к третьему курсу по нежетиведению.
Мамочки моя бабуся! Что ж со мной Медузия сделает, если я еще и это занятье провалю! Меня ж зомбируют на месте. Даже Бабуся не спасет!
Пока он бежал через весь Тибидохс, он вспомнил занятия у четвертых курсов. Когда он должен был заменять Поклепа. Нда. В конце занятия аудитория была раздолбана случайно призванным духом взломов. Духа призвал шустрый мальчонка Миша Шустриков. Ягуну, экстрагирующему по своим шалостям, он напомнил некую помесь себя с Шурасиком. В итоге вся школа, во главе с Сарданапалом, которого вызвал запаниковавший Ягун, втихаря ловила этого духа. Втихаря, ибо не хотели сообщать об этом Поклепу, от которого недавно уплыла Милюля. На этой части воспоминаний Ягун-таки ворвался в аудиторию и уставился на третий курс. Третий курс в свою очередь уставился на Ягуна. На третий курс и Ягуна уставился Поклеп...(что делал Поклеп на уроке Медузии как-то осталось за кадром)
- Ягун!!! Какого черта ты срываешь мой урок?!
- Я...это...а разве сегодня не четверг?
- Нет! Оболтус и недомерок! Вон отсюда, пока я тебя не зомбировал!
Баб-Ягуна дважды просить не приходилось, он вылетел из аудитории быстрее, чем Поклеп договорил слово «зомбировал». Переведя дух, Ягун огляделся. Он так мчался от обозленного Поклепа, что несся, сам не зная куда, сломя голову. Он стоял в каком-то странном закутке, который никогда не видел. Это-то и было странно, он всю жизнь жил в Тибидохсе и облазил весь замок, но сейчас вокруг него было что-то не знакомое. Ягун поежился, интуиция, а у него, как у светлого мага, она была великолепной, выла, трепетала и требовала от Ягуна быстрее уходить отсюда, но вместе с тем бабежкинское любопытство не давало Ягуну реальной возможности уйти.
Что же было такого в этом месте, куда попал он, что его доблестное чувство юмора и смелость забились в угол его сознания и не высовывались? Место было самое обычное. Темные и влажные стены, поворот туда, откуда пришел Ягун. Слуховое окно, которое смотрело на закуток хмурым пасмурным небом. Под слуховым окном была маленькая дверца. Маленькой она показалась Ягуну, который за год умудрился вырасти, и теперь был ростом с печально известного мага К.Иркорова, который сейчас успешно маскировался под лопухоида. Ягун приблизился к двери и тихо приоткрыл её. Сразу стали слышны голоса. Один женский, знакомый до мельчайших деталей, другой мужской, лишь смутно знакомый.
- Ты ничего не понимаешь, я не могу быть с тобой. Как ты не понимаешь... Ягун, он верит мне! Он...любит меня. Он мой, он мне верит!. – женский голос всхлипывал и твердил одно и то же. Ягун вдруг вспомнил, что Катя улетела на Лысую Гору, впервые без Ягуна. Он, было, обрадовался, что она стала более самостоятельной, но, видимо зря. Её голос, доносившийся из-за двери, лишал его земли под ногами. Мир становился зыбким, лишь от звучания её голоса, и Ягун отчаянно пытался не допустить до понимания её слова. Тем временем мужской голос резко перебил девушку. Этот голос был тоже знаком внуку Ягге, но он просто отбросил эти воспоминания, пытаясь просто не сойти с ума от звучания до боли знакомого голоса, голоса Лотковой...
- Перестань разводить нюни! Твой он, твой! Но ты уже давно не его.
Девушка снова завсхлипывала.
Ягун отошел от двери, впервые в жизни, действительно впервые, он не знал что делать. Наверное, надо было ворваться в эту комнатушку и разнести там все к чертовой матери, но его останавливало то, что там была Катя. Его Катя, которую он любил. Пусть все видели лишь его ребячество, их ссоры по поводу предстоящей свадьбы, их споры и шумные примирения, пусть все видели лишь мишуру их отношений, и не видели, как Ягун следил по ночам за тихим и спокойным дыханием спящей Кати, как он, все еще с той детской завороженностью, смотрел на её улыбку. Теперь его Катя в этой чертовой комнатушке, с кем-то... Ягун вздохнул, он сразу понял, что никогда туда не войдет, никогда не будет упрекать Екатерину, он просто уйдет. Благородно, но ведь он никогда не был аристократом, простой мальчишка-маг, не более. Он вдруг остро почувствовал, что ему нужен тот, кто его поймет. К бабусе идти ему не хотелось, трогать Таню с Ванькой тем более. Доплевшись до лестницы Атлантов, играющий комментатор сел на одну из ступенек.
Ну и какого черта?... Зачем все это нужно было?! Слова красивые, её улыбки! Да, наконец, эта чертова свадьба!!! Зачем?! Катя... Я... я могу все тебя простить, все сделать... Но ты ведь все равно не вернешься. Ты слишком светлая...Чтобы быть с двумя. Этот кто-то, видимо, твоя судьба. Я всегда думал, что буду всегда бороться за тебя. Спасать тебя от всех опасностей мира, но не судьба. Да и какая может быть жизнь у нас с тобой? Я, не блистающий талантами, и ты, такая идеальная...
На этом моменте его мысли прервали голоса, доносившиеся с крыши башни. Ягун как-то не задумывался раньше, что при таком скоплении мраморных архитектурных деталей слышимость будет как в концертном зале. Но теперь он отчетливо слышал разговор. Говорили Сарданапал и Ягге...
- Сарданапал! Я, конечно, дала клятву, но я боюсь за него. Но я ничего не могу сделать, итак и эдак, он может умереть. – голос старушки предательски дрогнул, но быстро пришел в норму
- Ягге, перестань. Тем более, что мы с тобой говорим?! Ты прекрасно знаешь, что без его согласия такой обряд не проведешь.
- Он не согласится. У него есть Лоткова... – с затаенной надеждой проговорила древняя богиня.
Тем временем Ягун поднялся повыше. Упоминание Лотковой льдом ворвалось в его разгоряченное сердце.
Зачем мое согласие?
Ягун поднялся на еще одну ступеньку и в его голове вспыхнуло воспоминание, сказка, которую Ягге рассказывала совсем недавно.
Меня должны убить...Или я умру? Бред какой-то... Но я попробую.
Ягун быстро стал подниматься по лестнице, ближе к голосам, раздававшимся наверху. Через пару минут, все-таки лестница Атлантов высока, Ягун выскочил прямо перед Ягге и Сарданапалом и посмотрел на них.
- Я все слышал. Вам нужно мое согласие? Получите его и распишитесь!
***
Вторая телепортация прошла для Марьяны ничуть не лучше, чем первая. Она буквально чувствовала, как её тело разбиралось на миллионы кусочков, и потом как эти кусочки образовали странный золотистый рой, который еле слышно жужжал. Точно в такой же рой превратился стоящий с ней рядом Юрий. Два роя, незамедлительно слившиеся в один, летели с умопомрачительной скоростью, сквозь пространство. Марьяну мутило, хотя ей было непонятно, как может мутить чистую мысль. Но по счастью этот кошмар продлился недолго. Вскоре Марьяна и Юра оказались в темной комнате. Мари кулем повалилась на диван, заботливо оказавшийся прямо на пути её падения. Вторая телепортация за день. Для неё это было явно слишком. Голову как автобусом переехали. Мари сдавленно охнула, когда попыталась перевернуться. Все-таки лежать на диване вниз лицом как-то не очень удобно.
- Ты долго еще будешь стонать? – голос Юры ворвался в уши Мари каленным железом и лавой напополам с ледяной водой. Кое-как справившись с пересохшими губами, она постаралась придать голосу как можно больше сарказма и иронии.
- Не твое дело! Телепортировать я больше не буду!
Юра усмехнулся и включил свет.
- Теоретически, свет включать смысла не было. Я спокойно вижу в темноте, да и ты тоже. Ты призванная, причем проводница Тьмы. Но, так как ты привыкла к свету, мы его все-таки включим.
Мари вздохнула. Она вспомнила все, что произошло с ней за последние сутки. С тех злополучных двадцати трех часов одиннадцати минут прошло всего четырнадцать часов, а уже столько произошло. И сейчас, лежа непонятно где, когда рядом находился потенциальный убийца, Мари, вымотанная до невозможности, думала.
Потолок в этой комнате такой белый. Даже паутины нет. А сорокаваттная лампочка светит слишком ярко. Странно. Как же все странно. За эти сутки я пережила столько всего. И это все происходит за мной. Почему? Наверное...наверное из-за любви. Я влюбилась как дура в Глеба. И теперь... И теперь выясняется, что я какая-то загадочная проводница Тьмы. Я совершенно не хочу быть ею. А еще и этот... Юра. Тоже мне, убийца. Он похож на него. На Глеба. Та же непринужденная манера общаться, тот же взгляд с затаенной болью. Те же порывистые движения. Но глаза другие. Зеленые, как темный лес во время жаркого летнего марева. Я уже не уверена, что люблю Глеба. Совершенно не уверена, но, стоит закрыть глаза и увидеть его, то я тут же понимаю, что нет. Что я все равно люблю его. Больше жизни.
Пока Марьяна уныло пялилась в потолок, Юра подошел к ноутбуку, который покоился на обычном столе. Эта квартира досталась ему от матери, давно погибшей Арлекины Драгомир, и имела все материальный удобства. Ноутбук с тихим гудением включился и оповестил об этом тихим щелчком. Юра впился в глазами в экран. На фоновом рисунке рабочего стола была фотография его мамы. Он закусил губу.
- Кто это?
Юра резко оглянулся и увидел Мари, которая успела встать с дивана и подойти к столу с компьютером. Мари слегка пошатывало, и она вцепилась в стул, который стоял у стола. Юра попытался придать лицо то самое высокомерное и спокойное выражение лица, которое он всегда демонстрировал Мари, но она все же успела заметить его. Такой вид бывает у дворового ротвейлера, которого бросили хозяева. Он зол, и кидается на каждого встречного, но если успеешь вглядеться в его морду, то почти физически ощущаешь боль и тоску, которую он так отчаянно прятал за злобой. Мари тот час поняла, что Юра похож на такого ротвейлера. Но она не знала, почему ему так больно и тоскливо.
- Кто это?
Она еще раз повторила вопрос. Юра вздохнул. Он не видел смысла скрывать от не что-либо, он ведь все равно её убьет. Раньше или позже, не имеет смысла, но убьет.
- Это моя мать. Арлекина Драгомир.
Мари непонимающе посмотрела на него.
- Почему...? – но он не дал ей договорить, он порывисто шагнул к ней. Непонятно как, но Мари оказалась зажатой между стенкой и терзающимся Юрой.
- Почему у меня фотография мамы на рабочем столе?! Это ты хочешь спросить?! Ну так я отвечу! – он бросал фразы отрывисто, больно, словно пощечины. – Моя мать мертва! Её убили, чудовища, посланные моим дядей! Теперь тебя наверняка интересно, что это за дядя такой! Я прав?! Мне нечего скрывать! Мой дядя – Посейдон! Да! Он убил её! По просьбе моего отца... – из глаз у него скатилась одинокая злая слеза, которой он не заметил - и все из-за того, что я сбежал к ней...хотел с ней повидаться...
Юра отстранился от Мари и мрачно уставился в окно. Память одно из страшнейших наказаний богов, которым одарили боги человечество. И сейчас память терзала его, терзала его вечными « а если бы...» и «а вдруг...». Бог каждому дает ровно столько испытаний, сколько человек может пережить. А что Бог делает с детьми богов?

_________________
My fall will be for you.
My love will be in you.
©️
Вернуться к началу Перейти вниз
Yell
infected
avatar

Сообщения : 6453
Дата регистрации : 2010-01-15
Откуда : из вечности.

СообщениеТема: Re: |"Дитя трех сил"|ТГ|PG-13|deadfic|   Сб Ноя 13, 2010 1:02 pm

Летящий на крыльях мечты.
Спустя пару мгновений, как Таня сломя голову унеслась прочь из хижины, в которой умер Ванька, она поняла, что не может лететь. Нет, физически все было просто прекрасно, даже до обидного прекрасно, но сердце отказывалось быстро и четко гнать кровь по венам. Таня снизила скорость и прижалась щекой к влажному от росы грифу контрабаса.
Что я делаю? Зачем? Мне надо было остаться. Хотя для чего? Смысл?
По щеке девушки скатилась одинокая слеза, которая тут же замерзла. В небе было холодно, но Гроттер не чувствовала ничего. Сложно понять, что она чувствовала. Здесь было все: всепоглощающая боль, ненависть, любовь, жалость, обида. Казалось бы, как могут такие разные чувства могут сосуществовать в одном человеке в одно и то же время.
Не хочу жить. Я не вижу её смысла. Господи, как я раньше не понимала, как я люблю... любила Ваньку. Зачем я лечу к Глебу? Зачем? Я, наверное, сошла с ума. Черт! Черт! Черт! О чем я думаю?!
Повинуясь настроению Тани, контрабас резко ушел в отвесное пике. Гроттер судорожно вцепилась в его гриф, чтобы не навернуться с него. За какие-то доли секунды до столкновения с землей Тане удалось выровнять полет.
Может, не надо было останавливаться?
Она вновь поднялась на необходимую высоту. Под ней жил лес. Он - вечный, как и все боги этого мира, совершенно, не обращал внимания на то, что чуть выше макушек его деревьев, девушка Татьяна Гроттер размышляла о смерти. Размышляла о том, что мы все марионетки судьбы. Не той благодушной языческой богини, у которой Ягун выпрашивал амулеты. А чего-то другого. Ягун! Таня резко дернулась, вспомнив, что Сарданапал говорил ей о том, что и Ягун в опасности.
Нет! Нет! Нет! Только не Ягун! Я не хочу терять и его!
- Татьяна Гроттер! Перестань паниковать. И к твоему сведению, внизу только что была... – Феофил, который только что произнес эту тираду, недоуменно закончил фразу – был...твой негатив.
Таня покосилась на перстень, который уж очень подозрительно начал накаляться.
- Дед, ты чего?
Перстень остался безмолвным, но продолжал накаляться. Все сильнее и сильнее. Таня инстинктивно встряхнула руку с перстнем. Из кольца вырвалась целая туча серебристых искр, которые благополучно нарисовали в небе заклинание экстренного торможения. Пока Таня созерцала искорки, контрабас резко замер на одном месте и начал стремительное падение вниз. Таня не пыталась выровнять контрабас, прекрасно понимая, что на экстренно-тормозящем нет смысла рыпаться. Контрабас сам остановится.
Когда ноги драконболистки коснулись твердой земли, она огляделась. Лес, вроде Брянский, хотя Таня не знала наверняка. С географией средней полосы России она вообще не дружила. В принципе. Взяв подмышку контрабас, Таня прошла вперед на два шага, остановились, потом вернулась назад и повернула налево. Задумчиво остановилась.
- Дед, а я заблудилась.
Но сварливый перстенечек в этот раз молчал. Таня безнадежно тряхнула перстнем. В итоге, она получила еще одну тучку серебристых искорок, которые образовали нечто похожее на путеводную нить.
Спустя пару часов безумной гонки за этой ниточкой, Таня, запыхавшаяся, усталая и злая на весь белый свет споткнулась обо что-то. Выругавшись нецензурными словами, Таня посмотрела на виновника её падения. Виновником оказалось тело. Да, тело. По другому даже и не скажешь. Тело было мужским, черноволосым и знакомым. Таня поднялась на ноги, подозрительно косясь на тело. Тело оставалось беспристрастным и лежало просто мастерски, как и подобает профессиональным телам. Таня закрыла глаза и медленно посчитала до десяти. Когда она открыла глаза, тело, как очень желала Таня, не исчезло, а продолжало лежать. Тан коснулась носком ботинка обездвиженной фигуры и вопросила:
- Глеб?
Тело Глеба осталось равнодушным как вопросу юной тибидохской ведьмы. Таня вздохнула и села на корточки около Глеба.
- Глеб, ты живой? – она посмотрела на его лицо, ей почему-то показалось, что они с Ванькой неимоверно похожи. Особенно сейчас, когда Глеб беззащитно лежал на траве посреди Брянского леса. На его скуле Таня заметила печать, начерченную кровью. Она узнала руну сна, одну из самых сложных из этой категории рун. Она еще раз тряхнула перстень, надеясь, что вместо странной серебристой штуки с него посыпятся привычные зеленые искры. Ни черта. В смысле, опять вылетели серебристые искры, которые в спешном порядке облепили руну на скуле некромага. Таня, встала и отошла на шаг от него, доверяясь идеальной интуиции светлого мага.
Искры рассеялись, и Глеб открыл глаза. Он бездумно смотрел в небо. То ли отходняк после руны, то ли реально потерял разум. Таня осторожно приблизилась к нему и тихонько позвала.
- Глеб?
Он повернул голову, в глазах мелькнула искра узнавания.
- Таня?...
***
В замке стояла тишина, лишь стук каблуков по каменному полу нарушал её. По внешней галереи бежала старая фрейлина Иззабель, она мчалась к королю Леонарду, который этой ночью стал отцом, одновременно она выискивала взглядом королевского ратника Арнакхима, чтобы порадовать его известием о том, что у него родился прелестный и крепкий сын. По воле случая, первым на пути Иззабель попался король.
- Хэй! Хэй! Достопочтенная Иззабель, почему ты не уважаешь свои старые кости? Негоже в твоем возрасте передвигаться с такой скоростью! – король добродушно засмеялся, фрейлина резко остановилась и, сделав церемониальный поклон, стала горячо рассказывать.
- Ваше Величество, я разыскивала вас, чтобы сообщить благую весть! Такое сообщение не терпит отлагательств, поэтому я бежала со скоростью королевского корабля, чтобы доложить вам об этом. Сегодня, от часу от сего времени, Её Величество Роз-Мария, родила вам прелестную дочку. Девочка родилась в третий лунный час, поэтому мать её окрестила Лаурой. Такая прелестная малышка. С темными, как ночное небо, глазами.
Король в приливе чувств закружил по галерее фрейлину, та заохала и быстрее выпуталась из объятий короля. Тот усмехнулся и припустился к своей жене, горячо любимой им Роз-Марии. А Иззабель, уняв головокружение, уже более спокойно пошла на поиски королевского ратника. Наконец, она нашла его. Он стояла на страже у королевской сокровищницы. Арнакхим беспристрастно стоял на страже, но, увидев как к нему приближается Иззабель, резко сбросил с себя всю спесь и кинулся к ней.
- Иззабель! Как там Анна?! Почему именно сегодня у меня дежурство? Как там моя Анна?!
Старая фрейлина поправила растрепавшийся передник и тепло улыбнулась своему племяннику.
- Не волнуйся ты так, Арнакхим! Все с ней хорошо, и с сыном твоим все хорошо. Да-да-да, у тебя родился прелестный мальчик! В начале второго лунного часа лазарет озарил крик твоего сына. Его назвали Арн. В честь твоего отца...
Королевский ратник вновь встал на пост, но фрейлина заметила, что его глаза полны спокойствия и радости. В эту ночь родился его первенец, носитель его рода, его сын.
***
Где-то далеко от Москвы, от Брянских лесов и древнего острова Буяна, в Крыму на одном из каменистых пляжей дул тихий и ласковый морской бриз. Солнце уже клонилось к закату и теперь истерически пыталось выплеснуть остатки тепла на единственный каменный пляж в пределах его, солнца, досягаемости. Пейзаж был до банального красив, ну и естественно на пирсе, незнамо как оказавшимся пристроенным к каменному пляжу, собрался народ. Закат, запах моря и шум волн. Все эти аксессуары бытия неизменно приковывали внимание художников, поэтов и влюбленных парочек. На фоне этой публики слишком ярко выделялся один человек, который совсем недавно появился на пирсе. Парень, загорелый, с босыми ногами, медленно шел по пирсу, легко лавируя между людьми, оставляя за собой легкий, но терпкий аромат дороги и, почему-то, корицы. Этот человек уже дошел до конца пирса и остановился у выхода к морю. В темной глади воды, он видел свое отражение. Смуглый парень семнадцати лет с зелеными глазами, на голове бордовая бандана, несколько прядей темно-каштановых волос выбились из под неё, в правом ухе маленькое колечко-серьга. Темная вода шумно плескалась о столбы пирса и парень, прикрыв глаза, думал о том, что произошло сегодня. От мыслей его отвлекло чье-то прикосновение к плечу, он оглянулся и увидел смуглую женщину с черными, как ночь волосами, крепкую, как ствол дерева, с вечной улыбкой на грустном лице, его мать. Он хотел, было что-то сказать, но мать прижала его к себе.
- Рамир, сынок.
Нет, она не плакала, но её голос был до крайности тихий, грустный, с хрипотцой страданий. Рамир обнял мать и прижал её к себе, ведь он был уже давно выше неё.
- Мам, пожалуйста, все будет хорошо. И со мной, и с Иолантой. Я найду средства – он улыбнулся в пустоту – в конце концов, в этом мире мало мальчиков гадалок.
Его мать отодвинулась от него и посмотрела ему в глаза. Черные глаза встретились с зелеными.
- Рамир, как же ты один? Ты... ты еще мал, чтобы идти во взрослую жизнь. Ты еще не мужчина, Рамир. Вюсель все поймет. Я попрошу!
Это имя заставило парня немного скривить лицо. Он ненавидел этого человека, барона их табора. Человека, из-за которого он уходит. Навсегда. Забирая с собой сестру и оставляя мать. Она ведь не пожелала уходить.
Мама, почему ты так любишь этого падонка? Я...я бы вас прокормил. Я бы все нашел! Но, зачем ты его так любишь? Я ни за что не оставлю здесь Иоланту, после того, как во главе табора встал Вюсель. После того, как эта тварь алчная отняла мне принадлежащее по наследию право.
- Мам, я не останусь в таборе этого человека. Во мне течет кровь моего отца, Гордого Парно. И я не хочу марать его имя.
- Рамир!!! Тебе всего семнадцать лет, глупый ты мальчишка!!! Я..я...я вас никуда не пущу!
Она легко вытащила из за шали нож и приставила к своему горлу. Прохожие, уже останавливающиеся около ссорящихся цыган, ахнули. Кое-кто из смелых мужчин уже делали мелкие шажки к женщине, чтобы остановить её, но тряхнула черной гривой и закричала:
- Не подходите! Это семейное дело! Не подходите, или я вас прокляну! Тот, кто первый ко мне подойдет, будет пить кровь своих детей, чувствуя жажду всякий раз, как он увидит лица их!
Толпа отшатнулась, суеверный страх перед цыганами был и оставался основной их чертой. Рамир нахмурился. В зеленых глазах читалось единственное желание – прекратить этот бедлам и уйти. Простой уйти, навстречу солнцу и морскому ветру. Он легко коснулась маминого запястья, и отнял нож.
- Мам, ты ведь цыганка, не падай в своих глазах. Где та вольная Фаина, которую полюбил мой отец? Где она?
Плечи цыганки сотрясали рыдания, Рамир вздохнул и прижал её к себе. Он знал, что делает больно ей, но изменить решение не мог. И здесь не было ничего рокового, если бы он остался, то никто бы не умер, и если бы ушел – тоже. Но для него не было другой судьбы, кроме как долгой дороги и улыбок солнца по вечерам.
- Рамир... я не могу уговорить тебя, но оставь хотя бы Иоланту! Он ведь еще маленькая! Совсем!
Рамир покачал головой, зная, что мать почувствует любое его движение.
- Иоланту я не оставлю.
Все. Он понял, что пришел тот момент, когда все те нити, что объединяли его с этими людьми, оборвались, укрепив последнюю, почти мистическую, связь с сестрой. Он отстранился от матери именно в тот момент, когда солнце полностью скрылось за горизонтом.
По пустеющему пирсу послышались торопливые шаги. Бежала девочка лет десяти с черными, как у матери, волосами, и зелеными глазами. Она подбежала к маме и брату.
Тем временем вокруг уже наступил ночь, ветер стал грубее и сильнее, шум волн яростно выбивался из фонового шума в главные звуки сцены, но это был пока не шторм.
Брат прижал сестру к себе и взглянул на мать.
- Я её не оставлю.
Иоланта молчала, она всегда молчала. Девочка с детства не произнесла ни звука. Ни смеха, ни плача. Ни-че-го.
Рамир поднял сестру на руки и посадил себе на спину. Шум волн теперь был для него ближе, чем та женщина, что стояла рядом с ним.
- Фаина, прощай. Ты нас больше не увидишь.
Рамир поморщился, но теперь его ничего не держало. Он бесшумно ушел с пирса, радуясь, что шум волн заглушил рыдания матери.

_________________
My fall will be for you.
My love will be in you.
©️
Вернуться к началу Перейти вниз
Спонсируемый контент




СообщениеТема: Re: |"Дитя трех сил"|ТГ|PG-13|deadfic|   

Вернуться к началу Перейти вниз
 

|"Дитя трех сил"|ТГ|PG-13|deadfic|

Предыдущая тема Следующая тема Вернуться к началу 
Страница 1 из 1

Права доступа к этому форуму:Вы не можете отвечать на сообщения
Фэнтези-форум. На грани миров. :: Писательская беседка :: Неоконченные произведения :: Фэндом "Таня Гроттер"-
Перейти:  
© ''Фэнтези-форум. На грани миров''. 2010. Все права защищены || При использовании любых материалов ссылка на форум строго обязательна
В Мой Мир
Всё о мире фэнтезиВселенная магии и приключений ждет тебя! Life and Mystic Создать форумBannerFans.com
Создать форум на Forum2x2 | © phpBB | Бесплатный форум поддержки | Контакты | Сообщить о нарушении | Создать бесплатный блог